Содействие - исключение из 3-го закона Ньютона.

Амальгама

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Амальгама » Шутить изволите... » Всякие рассказики.


Всякие рассказики.

Сообщений 1231 страница 1260 из 1261

1231

Vladimir Guriev

вообще интересно, насколько русский винни-пух отличается от диснеевского.
диснеевский — расслабленный и, по большей части, безобидный туповатый медведь. он вообще не так чтобы главный герой. диснеевский винни-пух — один из участников ансамбля, в заглавие вынесенный, скорее, по недоразумению или, если хотите, так исторически сложилось.
главные его особенности — добродушие и небольшая задержка реакции на внешние стимулы.
русский винни (и у заходера, и особенно в мультфильме) — суперзвезда, первая и последняя скрипка, психопат, абьюзер, газлайтер и манипулятор. даже когда он тупит, это выглядит, как продуманный ход, удобный прием, который нужен только для того, чтобы винни-пух мог в очередной раз запутать окружающих или просто выиграть время.
и мы видим, как это влияет на окружающих. ослик иа-иа не вылезает из глубокой депрессии (и ему дарят сдувшийся воздушный шарик и пустой горшок, напоминающие о тщете всего сущего). пятачку не дают на секунду забыть, что он — очень маленькое животное (а если он на секунду все-таки забудется, за углом всегда найдется слонопотам или всемирный потоп). у кролика явное диссоциативное расстройство (он буквально отрицает себя):
— слушай, кролик, а это не ты?
— нет, не я! — сказал кролик совершенно не своим голосом.
— а разве это не твой голос?
— по-моему, нет, — сказал кролик. — по-моему, он совсем, ну ни капельки не похож! и не должен быть похож!
пух скопирует эту стратегию, чтобы обмануть пчел (я тучка, а вовсе не медведь), но если приглядеться, то он и является ее автором, потому что большая часть его рассуждений нужна только для того, чтобы поселить в окружающих сомнение в существовании объективной реальности и в себе. мед, как мы помним, это очень странный предмет: если он есть, то его сразу нет. мед существует и не существует одновременно. мед это и частица, и волна. и мед.
сам пух очень уверенно чувствует себя в сконструированной им дуальной структуре существования-несуществования. но единственный персонаж, который хоть как-то способен временно этому противостоять, это сова, которая окончательно ушла во внутреннюю лингвистическую эмиграцию, разуверившись в эффективности умного голосования.
интересно, что это превращение винни-пуха в монстра достигается без ущерба для сюжетной составляющей: фабула русских мультфильмов очень близка к оригиналу. главное отличие — в мультфильмах нет ни кристофера робина, олицетворяющего божественное начало, ни тигры, который в оригинале отвечал за безмозглую маскулинность.
то есть, в итоге мы приходим к неизбежному выводу, что три мультфильма про винни-пуха это ответ на старый русский вопрос, что произойдет, если бога нет, и все позволено.
русским мультипликаторам что ни дай, на выходе получается достоевский.
карлсона включаешь, а там бесы.
то ли архитектура так влияет, то ли слишком много читаем.

+5

1232

В военкомате было глухо. Висел на стенке герб РФ. На дне стакана билась муха, от капли водки захмелев. Старлей в глазу нашёл соринку. Бухгалтер дул на доширак. Сержант раскладывал косынку - не за компьютером, а так. В дежурке мультики смотрели. Пилила ногти медсестра.
Тянулась лямка еле-еле, к тому же - лето и жара.
У военкома было дело - он ел домашнее рагу. Пока вдруг дверь не заскрипела и не вошёл министр Шойгу. Светясь как образ на иконах, он произвёл большой эффект - одет по форме, при погонах, в глазах и ум, и интеллект.
- Ну что, - спросил, - ты рад сюрпризу? Я вижу, рад - тогда садись.
У военкома челюсть книзу! Ну и коленки затряслись.
Он сел, заранее в опале. Подумал, «нет, ты посмотри! во все года предупреждали за месяц, два и даже три. А тут, наверное, забыли...»
Шойгу с порога на ножи:
- А вы компьютеры купили? Как письма шлёте, расскажи.
Тут захотелось сразу в прорубь, ну или грудью на ружьё, когда в окне почтовый голубь вдруг показался, ё-моё. Бандит, шпана и беззаконник, честь не отдав, на люстру сел, потом обгадил подоконник и также быстро улетел.
Шойгу сказал:
- Вот это номер. Что происходит, военком?
(А тот уже почти что помер, скрестивши пальчики тайком).
- Ну сколько это будет длиться? Слова текут как в решето. И если это, б..., столица, то в регионах тогда что?..
Всех проняло до слёз, до искр.
Но после этих злых бесед всё было ок, пока министр не захотел вдруг в туалет. Ну и пока в большой печали старлей, майор и военком ему кусты не показали у старой пихты за углом.

+3

1233

Длинный текст

и не сказать, что сильно смешной, но мне понравилось, я примерно так же рассуждаю...

Vladimir Guriev

я иногда так или иначе пишу о геях, но всегда себя немного неловко чувствую, потому что меня многое в этом мире смешит, а из коротких постов обычно не очень понятно, как я ко всему этому, на самом деле, отношусь. плюс у меня есть какое-то количество знакомых геев, которых я не хотел бы почем зря обижать, они мне ничего плохого еще не делали.
в результате я стараюсь выбирать очень аккуратные и аморфные формулировки, и все становится еще менее понятно.
поэтому непрошеный каминг-аут.
в принципе, была бы моя воля, я бы гомосексуальность отменил. просто потому что без нее проще. я не люблю, когда на доске много фигур, это раздражает. если бы это зависело от меня, все бы занимались сексом в одной и той же позиции пять раз в неделю с 22.00 до 22.45, включая прелюдию. обязательно двухнедельный оплачиваемый отпуск и медстраховка. пропуски только по болезни или хотя бы с запиской от мамы.
поскольку это невозможно, переходим к пункту б.
я хорошо понимаю, что геи могут раздражать, и особенно могут раздражать гей-прайды, потому что мы, нормальные мужики, дома сидим и никому свои гениталии под нос не суем.
ну, не считая дикпиков, но это другое.
но мне кажется удобным рассуждать об этом не в терминах эстетических предпочтений — я, например, много чего не люблю — а в терминах непоправимых последствий.
активности, которые уменьшают вероятность непоправимых последствий, с моей точки зрения, добро. активности, которые увеличивают вероятность непоправимых последствий — ну, по-разному бывает, to be debated, скажем так.
если рассуждать в терминах непоправимых последствий, то и гомосексуальный опыт, и так называемая пропаганда lgbt абсолютно безобидны.
тут я, честно говоря, немного теоретизирую, но мои знания человеческой биологии подсказывают мне, что человек после гомосексуального опыта физически не меняется. ничего непоправимого этот опыт ему не приносит.
в каком-то смысле гетеросексуальный опыт намного опаснее. особенно для девочек. особенно если никто из участников не задумался о контрацепции.
к непоправимым последствиям при этом может привести отказ общества от нормализации гомосексуального опыта (а цель так называемой пропаганды именно в этом, а не в том, чтобы геев становилось больше). не знаю как вам, а мне легко представить себя подростком, который ненавидит себя, потому что он не такой, как нужно. и я очень не хотел бы оказаться на его месте. подростком и так быть говно, а тут прямо задача со звездочкой, даже с двумя.
взрослый при этом может выбирать себе круг общения или вообще уехать в другую страну, а подросток — нет. он заложник.
может ли пропаганда привести к тому, что гомосексуальный опыт получат те подростки, которые при других условиях его бы не приобрели?
я не знаю. но даже если и да. so what.
ничего непоправимого с этим подростком не случилось.
может ли запрет пропаганды — а по факту запрет нормализации — привести к непоправимым последствиям?
да.
ну, вот и все.
в целом, я за то, чтобы мы все максимально отъебались друг от друга, но вот сейчас такой период, когда гетеросексуальным людям нужно немножко проявить эмпатию, чтобы какому-то далекому или не очень далекому подростку жилось немножко легче.
я при этом понимаю, когда против нормализации выступают глубоко религиозные люди. но конкретно в библии много чего написано. нельзя, например, мастурбировать. не стоит прелюбодействовать. собственно, даже с контрацепцией христианство плюс-минус смирилось меньше ста лет назад.
ну, т.е. если человек скажет, что он никогда не ленился (смертный грех), не обжирался (смертный грех), не жадничал (смертный грех), не завидовал (смертный грех), не выгуливал белое пальто в фейсбуке (гордыня; смертный грех), не гневался (смертный грех) и никогда в жизни не дрочил, то я первый у него спрошу, как относиться к геям.
скорее всего, мне не понравится его мнение, но я понимаю, когда у человека есть стройная система ценностей, и он ее защищает. он, как и я, рассуждает в терминах непоправимых последствий. непоправимость мы оцениваем по-разному, но в целом — мы с ним одной крови.
но я таких людей еще не видел.
мне кажется, было бы здорово, если бы мы все признали, что живем в пост-религиозном обществе и, положа руку на сердце, признались себе, что немножко забили на старые заповеди. и не вчера.
один раз сфотографировал еду для инстаграма — и тебе духовный конец (см. также статьи обжорство и гордыня).
существуют ли неприятные гомосексуальные люди? конечно, да. многие из них неприятны.
точно так же существуют неприятные гетеросексуальные люди.
если присмотреться, люди вообще не очень.
но если рассуждать в терминах непоправимых последствий, то нет ни одной причины быть против нормализации и сразу много причин быть за. потому что завтра на месте этого подростка может оказаться ваш сын или племянник или, не знаю, младший брат. и если вы его любите, в ваших интересах, чтобы у него было как можно меньше причин для сильных внутренних конфликтов. жизнь и так не очень простая штука. а жизнь подростка это часто просто жесть.
было бы здорово, если бы мы все были немножко терпимее друг к другу.
да, иногда это трудно.
вот есть, например, поклонники бардовской песни, которые собираются вместе, играют на гитарах и поют.
и рука иногда тянется к ружью.
но потом ты вспоминаешь, что в терминах непоправимых последствий это абсолютно невинное хобби, и как-то понемногу отпускает.
и даже тот факт, что си-минор гитарист взял без баррэ — ну, простить и понять это ты все еще не можешь, но если ему так проще, почему нет.
главное, чтобы он не задел пятую струну, там ля.
ах нет, сука, опять ударил по всем.
но физически мы с ним не изменились, ничего непоправимого не произошло, переживем.

+2

1234

Александр Анатольевич Ширвиндт на совещании в мэрии посетовал на нехватку парковочных мест на Триумфальной: зрителей на круг несколько тысяч (Сатира, Моссовет, зал Чайковского), а парковочных мест — пять. На что Собянин без лишних церемоний заметил, что зрители перетопчутся…

И тогда Ширвиндт пустился вдруг в ностальгические воспоминания… Как в детстве они рыбачили зимой на Патриарших на мотыля. Как покупали его на Птичьем рынке, а чтобы мотыль не замерз, покупали презерватив, клали мотыля внутрь, а изделие № 2 — за щеку, и в таком виде добирались до Патриарших…
— И вот, — закончил Ширвиндт, — сколько лет прошло, а вкус гондона во рту остался…

+2

1235

Пошли прошлой осенью со шкетом по грибы, в лесу встретили знакомых, муж с женой. Тоже на великах, у жены на руле такая корзинка, там грибы. На беглый взгляд половина поганки. Стоим болтаем, вдруг неподалёку между деревьями что-то прошмыгнуло.

Жена:
- Ой, белка!!!
Муж:
- Какая белка? Это велосипедист.
Жена:
- Вот зачем ты всегда так?! Сказал бы - белка. Какая тебе разница?!
Муж:
- Если бы я сказал белка, ты бы за ней побежала.
Жена:
- Ну и что?!
Муж, терпеливо:
- Побежала бы, увидела что это не белка, потом бы доебалась до меня, почему я сразу не сказал.. Так какая разница, по какому поводу ты до меня доебёшься? А так хоть бегать не пришлось, велосипедистов пугать.

Жена, видимо решив не форсировать тему при посторонних слегка надулась и замолчала. Покурили, поболтали, стали расходиться, я на всякий случай осторожно говорю:

- Мне кажется у вас там в корзинке не все грибы съедобные.
Муж:
- Да там половина поганки. Дома выкинем.
Жена:
- Так ты знал?! Я же тебя спрашивала! Ты же сам сказал - бери!!!
Муж (тяжело вздохнув):
- Дорогая, ну потому что это та же ситуация, что и с белкой, только наоборот.

+2

1236

#p165640,DoctorLector написал(а):

- Дорогая, ну потому что это та же ситуация, что и с белкой, только наоборот.

Мне кажется, он зря мужика попалил...

0

1237

ОН БЫЛ ВЕСЕЛЫЙ, ГРУСТНЫЙ И ЛОХМАТЫЙ,
ГОНЕЦ ВЕНЕРЫ ИЛИ СЫН ЗЕМЛИ,
ОН БЫЛ ВО МНОГО РАЗ СЛОЖНЕЙ, ЧЕМ ATOM,
ВСЕХ ТАЙН ЕГО ПОСТИЧЬ МЫ НЕ СМОГЛИ.
ОН БЫЛ СЛОЖНЕЕ И ГОРАЗДО ПРОЩЕ,
ДОВЕРЧИВЫЙ, ЖИВОЙ МЕТЕОРИТ.
МЫ В ЧЕСТЬ НЕГО НАЗВАЛИ ЭТУ ПЛОЩАДЬ.
ОН БЫЛ ЖИВОЙ. ЗДЕСЬ ПРАХ ЕГО ЗАРЫТ.

Очуровательная юмористическая повесть "четыре четырки"
Разговоров Никита Владимирович

+2

1238

Я люблю дерево, отполированное прикосновеньем рук, ступеньки лестниц, истертые шагами людей...

Фредерик Жолио-Кюри "Размышления о человеческой ценности науки", 1957 г.

КАК ТРУДНО ИЗОБРЕТАТЬ ПОДАРКИ

   В эту ночь доктор Бер засиделся в своей лаборатории гораздо дольше обычного. Его мучила проблема, над которой раз в год приходилось ломать голову каждому женатому жителю Марса. Завтра день рождения его жены, а он еще так и не решил, какой преподнести ей подарок. В прошлом году он подарил ей готовальню. И жена осталась очень довольна. Разумеется, это была не обыкновенная готовальня. Каждый инструмент в ней доктор сам покрыл никелем, полученным буквально из всех уголков галактики. Задумав сделать этот подарок, доктор долгое время, исследуя метеориты, тщательно собирал и сортировал никель. Он завел целую коллекцию банок, на каждой из которых была соответствующая этикетка: «Никель из метеорита No 67, район планеты Оро», «Никель из созвездия Диф», «Никель из туманности Асиниды». Всего у доктора накопилось двадцать два различных никеля. Конечно, все они ничем не отличались друг от друга, никаким физическим или химическим анализом нельзя было бы отличить их от обыкновенного марсианского никеля, но, что ни говорите, приятнее держать рейсфедер или циркуль, если знаешь, что покрывающий его металл проделал изрядный путь в космосе, прежде чем попал к тебе в руки. Можно было бы на этот раз подарить жене алюминиевый транспортир, сделав его из металла, добытого из огромного метеорита, который чуть было не позволил доктору побить рекорд академика Ара. Такого алюминия у доктора оказалось 80 килограммов, а потребовалось всего лишь три грамма для того, чтобы установить его абсолютное сходство с марсианским. Но доктор так часто говорил жене о том, что не знает, куда девать этот алюминиевый порошок… Нет, лучше пустить его для каких-нибудь других целей… Решительно ничего не приходит в голову. Может, быть, сделать все-таки транспортир, выгравировав на нем дату поимки метеорита.
   Во всех своих делах и расчетах доктор неизменно обращался к помощи электронной вычислительной машины. Но здесь-то она не сможет ему помочь. Однако почему бы не посоветоваться с ней? Доктор взял обрывок перфорированной ленты и решил, что если счетчик покажет в ответе число, последняя цифра которого будет четная, то можно будет сделать транспортир, если же нечетная, то он просто подарит пойманный им недавно крошечный метеорит, на котором, если положить его под микроскоп, можно увидеть причудливый узор, чем-то напоминающий инициалы его жены. Кстати, он давно уже собирался показать ей этот камешек.
   Счетная машина сработала мгновенно, но, увы, число оканчивалось нулем. Доктор с досадой посмотрел на своего электронного советчика, который так решительно предоставлял ему полагаться на самого себя.
   Впрочем, доктор хорошо знал, что он все равно не послушался бы совета машины. Подарок, сделанный по чьему-либо совету, уже не подарок. Это известно каждому школьнику, выучившему первую страничку нормативной грамматики: «Все окружающее нас можно подразделить на одушевленное и неодушевленное, к одушевленному относимся мы и подарки. Подарком называется вещь, задуманная вами и сделанная вами для другого». Учение о подарках преподается с первого по восьмой класс и по количеству отведенных для него часов занимает третье место после математики и физики. Это очень трудный предмет, и доктору никогда не удавалось иметь по нему хорошей отметки. Ему приходилось даже посещать дополнительные занятия с отстающими учениками, многие из которых, впрочем, стали впоследствии крупными физиками и математиками, весьма уважаемыми учеными.
   Доктор снял очки, провел рукой по лбу, облокотился о стол и твердо приказал себе не менее чем через пять минут принять какое-нибудь решение, так как дальше медлить было уже невозможно. Но решение пришло даже раньше. Очки?.. Ну конечно же, можно сделать прекрасные очки, взяв для этого стекло, которое он получил из метеорита М 223. Разве не приятно смотреть сквозь стекла, которые сами столько повидали на своем веку? Отличная мысль, а вот оправу действительно стоит изготовить из алюминия. Это будет вполне уместно. Все-таки не у каждого на счету имеется метеорит в четырнадцать тонн весом.
   Завтра с утра он примется за стекла, а сейчас надо отправляться домой, уже совсем поздно. Доктор был у двери, когда из радиоприемника послышались резкие позывные, означавшие, что кто-то собирается передать не терпящее отлагательства сообщение. Только в таких чрезвычайных случаях ученые прибегали к мета-волнам, автоматически включающим все радиоприемники на Марсе. Что могло произойти в такой поздний час? Доктор напряженно вслушивался.
   «Внимание, внимание, — оглушающе громко донеслось из репродуктора, говорит лаборатория 602, говорит лаборатория 602. Говорит академик Ар. Приступаю к вскрытию искусственного небесного тела, пойманного мной в квадрате 7764. Включены все микрофоны лаборатории, следите за моими передачами. Следите за моими передачами. Говорю из лаборатории 602. Говорит академик Ар».
   Доктор Бер бросился к радиопередаточной установке. Он пытался понять, что могло произойти. Искусственное небесное тело? Почему академик не подал сигнала сразу же, как он убедился в искусственном происхождении метеорита? Почему он решил доставить это тело именно в лабораторию 602? В лабораторию, расположенную на Фобосе? Почему он считает необходимым немедленно вскрыть искусственный метеорит? Почему он решил это сделать один, не призвав никого на помощь? И, главное, почему он молчит?
   Этот поток мыслей и неразрешимых вопросов, наконец, был прерван раздавшимся в приемнике голосом академика Ара. Академик говорил взволнованно и торжественно, но слова его были обращены не к тем, кто, затаив дыхание, слушал его на Марсе.
   — Дорогой и глубокоуважаемый коллега, — говорил академик, — я счастлив от своего имени и от имени всех ученых и жителей планеты Марс сердечно приветствовать вас, первого гостя, прибывшего к нам из космоса. Я отдаю себе отчет в том, что посещение нашей планеты, быть может, не входило в ваши научные планы, которые оказались нарушенными по моей вине. Я приношу вам по этому поводу свои глубочайшие извинения. Я вижу, судя по той тревоге, с которой вы осматриваете своды этой мрачной лаборатории, что прием, оказываемый вам на Марсе, не кажется вам радушным. Я позволю себе быть с вами совершенно откровенным, и тогда, может быть, ваши недоумения и опасения рассеются. Мы, марсиане, — единственные живые существа, населяющие нашу планету. Однако древнейшие периоды нашей истории, полные жестоких войн, когда достижения науки нередко использовались для уничтожения жизни, заставили нас придти к прискорбному выводу, что даже живые существа, во всем подобные друг другу, не сразу могут обрести язык мира и согласия. Удивит ли вас после этого, что я не мог не питать величайшей тревоги, когда у меня возникла мысль, что в вашем космическом корабле, перед техническим совершенством которого я преклоняюсь, возможно, есть живые существа? Вот почему мы с вами оказались здесь. Я еще не знаю, что вы скажете мне в ответ и смогу ли я также понять вашу речь, как вы понимаете мою, в чем меня убеждает внимание, с которым вы меня выслушали, но я прошу вас, дорогой коллега, верить, что я и все жители Марса, которые сейчас слушают нас, бесконечно рады вашему прибытию. Мы с волнением ждем вашего слова…
   Но никакого слова не последовало. Вместо него вновь воцарилась тишина, повергнувшая доктора Бера в новый водоворот тревожнейших мыслей и сомнений, приобретавших самые кошмарные формы.

ПРЕДСТАВИТЕЛЬ МЕРКУРИЯ НЕ ПОЛУЧАЕТ СЛОВА

   Меркурий… Венера… Земля… Марс… Юпитер… Сатурн… Уран… Нептун… Плутон… Кто же выступит первый? Впрочем, порядок не имеет особенного значения. Пускай начинает Юпитер: он самый большой и толстый.
   Старший научный сотрудник Музея необыкновенных метеоритов Кин еще раз лукаво посмотрел на нарисованные им забавные фигурки, каждая из которых изображала какую-нибудь планету, а все вместе они должны были представлять первое межпланетное совещание по упорядочению названий. Вопрос очень серьезный. Когда представители всех планет собрались для того, чтобы обсудить насущные задачи солнечной системы, оказалось, что им очень трудно разговаривать между собой, так как все их имена перепутались.
   Но тут вдруг выяснилось, что планета Венера во всех уголках солнечной системы, хотя и на разных языках, но всегда называлась всеми планетой Любви. Это очень заинтересовало участников совещания. Они обрадовались такому замечательному совпадению, позволявшему предполагать, что произошло это не случайно, а потому, что у жителей всех планет общее представление о любви, а значит, в конце концов они смогут обо всем договориться. Решено было, чтобы каждый представитель объяснил, почему на его родине Венеру называют планетой Любви.
   На этом месте написанной им истории Кин остановился, задумавшись, кому же первому предоставить слово. Сочинение таких историй очень увлекало Кина, хотя многие другие ученые считали, что такое времяпрепровождение несовместимо с научной работой… Итак, что же скажет представитель Юпитера?
   — Мы, — начал забавный толстячок, — долго мучились, пытаясь разгадать, почему Венера светится ярче, чем все другие планеты, и даже в тринадцать раз ярче Сириуса. Мы определили, что она отражает половину падающего на нее солнечного света. Но почему? Вот загадка. Наконец, удалось установить, что этот свет отражают белые облака, густой пеленой окутывающие планету. И тогда мы назвали Венеру планетой Любви, ибо любовь тоже тем ярче, чем непроницаемее пелена тайны, которая ее покрывает.
   — Прежде чем объяснить причины, по которым мы назвали Венеру планетой Любви, — сказал застенчивый плутонец, — я должен принести свои извинения представителю Меркурия. К сожалению, так как мы очень удалены от центра и находимся в глухой периферии, мы вообще не знали о существовании Меркурия и считали Венеру самой близкой спутницей Солнца. Как вы знаете, у нас довольно холодный климат, даже летом температура не поднимается выше абсолютного нуля. Наблюдая в сверхмощные телескопы Венеру, мы радовались тому, что она так близко расположена к центральному светилу, что ей так хорошо, тепло и светло. Не такое ли же чувство радости за любимое существо охватывает нас, когда мы видим, что оно счастливо и наслаждается жизнью? Может быть, это наше плутоническое представление о любви покажется кое-кому устаревшим и отсталым, но таковы уж мы, плутоники, живущие в суровых условиях и не избалованные окружающей средой. Поэтому мы и назвали далекую планету, внушающую нам такие чувства, планетой Любви.
   Кин перечитал все написанное, поправил несколько неудачных слов, хитро улыбнулся и стал придумывать, что же должны сказать о любви и другие представители и сама обворожительная обитательница Венеры. «Представитель Меркурия…» — начал писать он. Но в этот момент раздались резкие позывные сигналы по радио.
   Первое сообщение академика Ара вывело Кина из себя. В гневе он стукнул кулаком по столу, так что содрогнулась вся солнечная система; удар пришелся по листку, на котором был изображен представитель Меркурия. Стукни Кин с такой же силой по самому Меркурию, одной планетой в солнечной системе стало бы меньше. Безобразие! До каких же пор это будет продолжаться, до каких пор будут попираться права, предоставленные Музею метеоритов необычайных форм?! Ни к каким физическим и химическим исследованиям нового метеорита не разрешается приступать, пока работники музея не снимут с него слепок, в точности воспроизводящий все особенности его поверхности, вплоть до самых мельчайших деталей! Что из того, что некоторым ученым снятие слепка кажется никому не нужной формальностью. Это — невежды, не понимающие, какие великие тайны хранит поверхность материи… «Приступаю к вскрытию искусственного небесного тела…» Академику Ару, разумеется, не терпится изувечить и искалечить драгоценную находку, попавшую к нему в руки. Он наконец-то, уверовал в то, что могут быть метеориты искусственного происхождения. А разве Кин не говорил этого тысячи раз, разве не доказывал он, что обширная коллекция музея располагает по крайней мере десятком метеоритов, на которых можно явственно различить отпечатки неведомых цивилизаций. «Игра воображения, фантазии, досужие домыслы», — вот что приходилось слышать всякий раз тем, кто посвятил свою жизнь кропотливому изучению поверхности камней. Посмотрим, что теперь скажет сам академик Ар. Какая игра воображения заставила его поднять на ноги всю планету?
   Кин был в таком разгоряченном состоянии, что даже не сразу задумался над тем, к кому обращается академик Ар с приветственной речью. Но когда наконец до его сознания дошло, что искусственное небесное тело оказалось обитаемым, что на Марс прибыл представитель жизни с какой-то другой планеты, сотрудника Музея необыкновенных метеоритов охватило буйное ликование. Он ощутил такую необходимость поделиться с кем-нибудь своим восторгом, что стал говорить, тыча пальцем прямо в живот представителю Юпитера. «Вы понимаете, что теперь будет?! Теперь многое станет ясным. Мы узнаем, нет ли на планете, откуда прибыл наш уважаемый коллега, мощных действующих вулканов. Мы узнаем, не бывало ли случаев неожиданных грандиозных извержений, когда целые острова с находившимися на них каменными строениями уносило в космос? Мы попросим нашего почтеннейшего коллегу осмотреть коллекцию музея, и, быть может, он опознает некоторые из причудливых обломков, и тогда те, кто позволял себе потешаться над нами, будут посрамлены, а истина восторжествует!» Кин уже видел, как он вместе с обитателем другого мира идет по галереям музея, как, охваченный любопытством, гость склоняется над стендами, внимательно рассматривая каждый камень, и наконец…
   — Я вижу, — донесся вновь из приемника голос академика Ара, — что наш уважаемый гость очень утомлен после своего необычайного путешествия. Я был бы счастлив, если бы вы приняли мое приглашение и согласились бы провести первые дни на Марсе в нашем академическом павильоне на Большом Сырте. Там, в обстановке полного покоя, вы сможете хорошо отдохнуть и собраться с силами. Нас встретят мои друзья — доктор Бер и маэстро Кин, общество которых, я надеюсь, будет вам приятно. Если вы не возражаете против моего приглашения, то мы можем сейчас же покинуть эту лабораторию. Прошу вас, мой вертолет к вашим услугам.
   После короткой паузы, когда все слушавшие академика Ара напряженно ждали, не последует ли от него еще каких-нибудь сообщений, слово взял президент Академии.
   — Уважаемые коллеги, — сказал он, — произошло событие чрезвычайной важности, все последствия которого нам трудно сейчас представить. Обстоятельства вынуждают меня быть кратким. Я считаю, что доктор Бер и маэстро Кин, если они не имеют обоснованных возражений, должны немедленно вылететь на Большой Сырт. Мне неизвестны причины, по которым академик Ар призвал на помощь именно их, но, очевидно, у него были на то свои веские соображения.
   Скудость фактической информации, полученной во время сообщений академика Ара, не дает мне возможности реально оценить создавшуюся обстановку. Я могу лишь призвать участников экспедиции к величайшей бдительности. Прошу высказываться.
   Радиоперекличка ученых Марса еще продолжалась, когда Бер и Кин были уже на Большом Сырте.

МАГНИТОФОННАЯ ЗАПИСЬ ПЕРВОЙ БЕСЕДЫ, СОСТОЯВШЕЙСЯ МЕЖДУ АКАДЕМИКОМ АРОМ, ДОКТОРОМ БЕРОМ И КИНОМ

   А к а д е м и к А р. Мои дорогие коллеги, я предложил вам, воспользовавшись тем, что наш гость крепко уснул, подняться наверх и произвести первый обмен мнениями. Я еще не имел возможности проинформировать вас и весь научный мир Марса обо всех событиях этой необычайной ночи. Я должен это сделать, так как для успеха нашей дальнейшей совместной работы вам необходимо знать все, а мои сообщения из лаборатории 602, в силу ряда обстоятельств, которые я и собираюсь изложить, не могли полностью ввести вас в курс происходившего.
   Начну с фактической стороны. В 3 часа 15 минут 22 секунды радиомагнитный луч моего прожектора вошел в соприкосновение с метеоритом в квадрате 7764, пространственные координаты 29 и 648. По показаниям массметра, вес заабордажированного небесного тела равнялся 3,5 тонны. При включении контрлуча массметр отметил неожиданное резкое уменьшение веса метеорита до 120 килограммов. Вошедший в поле видимости метеорит поразил меня своим блеском и необычайностью форм. Осмотр его на фиксационной площадке убедил меня, что это небесное тело искусственного происхождения, и зародил во мне мысль о том, что внутри него могут находиться живые существа, создатели межпланетного снаряда. Я решил немедленно проверить это предположение, учитывая, что пилоты могли нуждаться в экстренной помощи, так как программа их полета была резко нарушена моим невольным вмешательством. С другой стороны, по вполне понятным вам причинам я опасался произвести демонтаж снаряда на Марсе. Вот почему я отправился в лабораторию 602. После того как я разобрался в системе креплений наружного люка, я сделал свою первую передачу. Открыв люк, я увидел в кабине снаряда пилота-исследователя, который добровольно покинул свое летное помещение, не захватив с собой ничего, что могло бы напоминать средство обороны или нападения. Тем не менее в момент встречи с межпланетным пилотом я испытывал чувство величайшей тревоги и, лишь преодолев ее, смог обратиться к водителю снаряда с приветственной речью, которую вы все слышали.
   С волнением я ожидал ответа, но пилот, не спускавший с меня глаз, оставался совершенно безмолвным. О возможных причинах этого молчания я позволю себе высказаться ниже. Сейчас же скажу, что хотя внешний облик таинственного пришельца из космоса внушал мне опасения, в самом его поведении не было ничего, позволявшего предполагать дурные намерения.
   Дальнейшее проявление какого-либо недоверия к нему могло бы иметь самые нежелательные последствия, и тогда я произнес свое заключительное обращение, которое вам известно. Свои слова: «Мой вертолет находится в вашем распоряжении», я сопроводил пригласительным жестом, и наш гость без какого-либо понуждения с моей стороны сам поднялся по откидной лесенке, ведущей в кабину. Во время перелета Фобос — Большой Сырт он вел себя очень спокойно, хотя по-прежнему не отвечал ни на какие мои вопросы. В 6 часов 30 минут, за 20 минут до посадки вертолета, пилот уснул. Я вынужден был вынести его из кабины на руках. Он, как вы знаете, не проснулся и после того, как мы перенесли его в отведенную для него часть павильона. Таковы вкратце произошедшие события.
   Д о к т о р Б е р. Чем вы можете объяснить внезапное изменение показаний массметра при включении контрлуча?
   А к а д е м и к Ар. Это остается для меня загадкой. Однако я предполагаю, что контрлуч, возможно, благодаря радиотехническим совпадениям привел в действие разъединительные механизмы крупного космического корабля, распавшегося на части, одной из которых и является пойманный нами снаряд. В случае правильности этой гипотезы, согласно закону Леза, мы могли сохранить в сфере притяжения лишь частицу с наименьшей массой.
   К и н. В чем вы видите основную цель работы нашей группы?
   А к а д е м и к А р. Мы должны попытаться установить контакт с нашим инопланетным коллегой, найти способы общения с ним, выяснить, чем мы можем быть ему полезны в создавшейся обстановке.
   К и н. Вы говорили, что у вас есть особое соображения, позволяющие понять причины молчания пилота. Я думаю, что мне, доктору Беру и всем слушающим нас было бы очень полезно познакомиться с этими соображениями.
   А к а д е м и к А р. Сейчас я их изложу. Но я должен предупредить вас, что это пока не более чем рабочая гипотеза.
   За те двадцать минут, которые я провел в кабине своего вертолета, глядя на моего уснувшего спутника, я продумал очень многое. Вот существо, думал я, которое преодолело миллионы километров в безднах космоса. Оно победило и подчинило себе стихийные силы природы, но потерпело неожиданную катастрофу, столкнувшись с силами разума, которые оказались более слепыми, чем сама стихия. Вас может удивить, что я говорю о катастрофе. Но она несомненно произошла, и я — невольная ее причина.
   До того мгновения, когда вступил в действие луч, корабль шел по строго намеченному курсу. Его водитель был свободен, он наслаждался свободой, он был властелином космоса, и вот что-то неведомое, непостижимое, непокорное отнимает эту свободу и превращает укротителя стихий в игрушку обстоятельств. Для того чтобы ощутить это, не требовалось ни взрыва, ни грохота, ни стремительного падения — достаточно было загадочных перемен в показаниях приборов.
   Межпланетный снаряд, покорный нашему разуму, покорный созданным нами силам, спокойно опустился на Марс. Но разум водителя корабля пережил в эти минуты катастрофическое падение с космических высот свободы, с космических высот познания. Мог ли он остаться невредимым?
   Но во всяком случае мы не должны терять надежды на то, что наш инопланетный коллега может оправиться от шока. Мне кажется, что он не утратил способности воспринимать обращенную к нему речь. При звуках голоса в его глазах всегда вспыхивает свет мысли и чувства. Мы окружим нашего гостя условиями, ни в чем не напоминающими ту обстановку, в которой произошла катастрофа. Мы изолируем его от всего, что хоть в какой-либо мере может напоминать научную лабораторию, подобную той кабине, в которой находился пилот во время полета. Никаких приборов.
   Время и естественная среда — вот наши единственные союзники в той нелегкой борьбе, которую нам предстоит вести за возвращение нашему гостю дара речи.

ПАЛКА О ДВУХ КОНЦАХ

   Доктор Бер рассматривал фотографии. Их нужно было выслать в редакцию академического бюллетеня. На столе лежало несколько снимков. Живой — так предложил академик Ар назвать космонавта — был сфотографирован во весь рост в профиль, анфас. Доктор внимательно изучал снимки. Это было нечто привычное чертеж, схема, на которую можно смотреть часами, проникая во взаимоотношения частей и деталей. В обществе Живого доктор чувствовал себя связанным. Всякий раз, когда Живой неожиданно поворачивал голову в его сторону, как бы уловив пытливый взгляд ученого, доктору становилось не по себе. Ему казалось, что Живой упрекает его в бестактности. Что вы рассматриваете меня, как какую-нибудь колбу? Будьте любезны спросить, хочу ли я, чтобы вы на меня смотрели… А спрашивать Живого и вообще разговаривать с ним с такой непринужденностью, как это делал Кин, доктор никак не мог научиться. Он даже сказал как-то академику Ару, что сомневается, сможет ли принести какую-нибудь пользу в работе их научной группы. И не напрасно ли академик пригласил именно его. Какая связь между специальностью доктора, молекулярным строением метеоритных кристаллов и теми задачами, которые стоят перед их экспедицией?
   — В ваших работах, — ответил ему академик Ар, — меня всегда привлекала справедливость и точность выводов, которые вы делали, сопоставляя факты, на первый взгляд казавшиеся несопоставимыми, не имеющими никакого отношения к сфере проводимого вами исследования. Это как раз то, что сейчас нам очень нужно. Наблюдайте и сопоставляйте.
   Но как сопоставлять наблюдения, которые нельзя фиксировать? Даже для того, чтобы сделать эти снимки, абсолютно необходимые для информации других ученых, пришлось выдержать борьбу с Кином, утверждавшим, что нельзя фотографировать Живого, поскольку фотоаппарат — это сложный механический прибор и вид его может усилить душевную травму космонавта. Академик Ар тоже склонялся на сторону Кина, и доктору Беру пришлось прибегнуть к сильному телеобъективу и снимать Живого с большого расстояния. Но так ли уж правы Ар и Кин, считая, что нужно оградить Живого от всего, даже отдаленно связанного с наукой, с приборами, с обстановкой, окружавшей его в момент катастрофы? И какие же наблюдения без приборов? И где взять тогда материал для сопоставлений?
   На вечернем совещании, когда все трое ученых собрались в библиотеке, у Кина был радостный и взволнованный вид.
   — Дорогие друзья! — начал академик Ар. — Приступим к работе. Закончился пятый день нашего пребывания на Большом Сырте. Он был отмечен весьма важным событием. Вы оба понимаете, что я говорю о палке. Необходимо, чтобы маэстро Кин во всех подробностях изложил нам ее историю, историю первого тесного и добровольного контакта Живого с окружающим его миром марсианской природы.
   Кин откашлялся, быстро проглотил вечно торчавшую у него за щекой глюкозную таблетку — привычка Кина постоянно засовывать себе в рот эти таблетки ужасно раздражала доктора Бера, — провел рукой по своим всклокоченным волосам и, взглянув на часы, начал сообщение.
   — Осуществляя программу послеобеденных наблюдений, я прогуливался с Живым в лощине, прилегающей к парку нашего павильона. Как всегда, Живой совершал массу движений, и мне никак не удавалось проследить, что побуждает его к такому постоянному и хаотическому перемещению. Поскольку вчера доктор Бер очень подробно охарактеризовал, сколь различно поведение Живого в закрытых помещениях и на природном ландшафте, я не буду на этом останавливаться. Скажу только, что кривая наблюдавшихся мной перемещений Живого ничем существенно не отличалась от той, которую начертил перед нами наш уважаемый коллега. Но внезапно Живой, за мгновение до этого скрывшийся в кустарнике, появился передо мной, держа вот эту палку.

+1

1239

Татьяна Ферчева
ДУСЯ
Сегодня мы с моей подругой Дусей жарили патиссоны и в доме не оказалось чеснока. Дуся решила быстренько сгонять на машине туда и обратно. До ближайшего базарчика у нас километров 10, так что за полчаса должна обернуться. Наряжаться Дуся не стала, спортивные штаны, футболка и флисовая куртка  - само то, краситься тоже не стала, для кого собственно, и так барышня неземной красоты.
Вернулась Дуся часа через три, довольная собой.
- Вот купила:
• груши, всего 100 рублей за кг,
• азербайджанских помидоров, мясистые аж слюнки текут,
• белорусских огурцов, пахнут как корюшка,
• разнообразной зелени, в салатик постругаем для аромата,
• болгарских перцев, это не тебе, я домой отвезу,
• филе фермерской индейки, мясо диетическое, маложирное, а нам с тобой надо худеть,
• редиску, окрошки хочу,
• десять килограммов сахарного песка, яблок полно, варенья наварим,
• трусы, это тебе, попробуй этот фасон, хипсстеры называются, для твоей жопы- то что надо,
• тефлоновую сковородку, на твоей жарить невозможно, все пригорает,
• пачку чая, твой липтон я не люблю,
• домовенка Кузю, это тебе оберег, пусть будет,
• фейхуЮ, пахнет клубникой, взяла попробовать,
• пачку кофе в зернах, не люблю растворимый,
• кофемолку, у тебя же нет?
• банку морской соли, она полезная,
• набор кухонных полотенечек, симпатичные такие, не смогла мимо пройти,
• мухобойку, форма понравилась в виде ладошки,
• две пары галош,тебе и мне…дожди скоро,
• арбуз, вернее арбузиха, вот смотри хвостик сухой и попка большая,
• ананас, в нем какая-то хрень, которая жиры расщепляет,
• мягкую игрушку, такой мимимишный!
А еще три литра сухого вина в коробке, по килограмму сыра и сыровяленой колбасы, форель слабой соли, лимоны, имбирь, торт и шоколад. Вот. Всё. Лидуся -кто? Лидуся – мо-ло-дец!
      - А чеснок?
      - Бл@ть...
(*Основано на реальных событиях)

+4

1240

Вечером в пятницу на окраине Санкт-Петербурга произошла массовая драка между выходцами из Таджикистана и Узбекистана. Причиной столкновения оказались расхождения в трактовке перевода поэмы персидского поэта Фирдоуси.
Хаким Абдулькасим Фирдоуси Туси жил на рубеже первого и второго тысячелетий в Саманидском царстве, на территории нынешнего Ирана. Народ, живший в этих местах, впоследствии разделился на несколько этносов, в том числе узбекский и таджикский, что породило не только споры о национальной идентичности Фирдоуси, но и различное понимание смысла написанной на персидском языке исторической части поэмы Шахнаме, которую поэт писал около 35 лет.
«3 сентября в закусочной «Хабиби» во Фрунзенском районе Петербурга слесарь-сантехник Жилкомсервиса №2 Анушервон Бехрузов в присутствии узбекских коллег зачитывал выдержки из своей кандидатской диссертации, посвящённой переводам одного из таджикских писателей. Это спровоцировало дискуссию, а затем конфликт, в котором приняли участие работники Жилкомсервиса и соседней стройки», - сообщает ГУВД Петербурга.
По оценкам полиции, в драке приняло участие более ста человек. Они использовали куски арматуры, камни, сантехнический инструмент. 25 человек задержано, 14 госпитализировано. Рукопись и автореферат диссертации Анушервона Бехрузова «Зависимость семантики отглагольных прилагательных в поэме Фирдоуси «Шахнаме» от утраченных при переводе персидских надстрочных знаков» изъяты и переданы на экспертизу в ФСБ.
Во избежание повторения инцидента петербургская полиция категорически запретила проведение диспута о творчестве поэта Низами Гянджеви, жившего в XIII веке нашей эры.

+1

1241

Vladimir Guriev
  ·
вот, кстати, говорят, что власть в россии не меняется, и это, конечно, правда, и это, конечно, плохо.
но знаете, кем работал папа нынешнего премьер-министра канады?
он работал премьер-министром канады.
вообще феноменальный был чувак, судя по всему. он в какой-то момент развелся, но дети остались с ним. и вот он, мужик, что называется, с прицепом и, прямо скажем, не первой молодости — ему в этот момент шестьдесят три — не отчаялся, а взял и закрутил роман с марго киддер, которая играла девушку супермена в кино.
и он не был уже премьер-министром в этот момент, он был безработный, что называется, старик.
но у них тоже что-то там не сложилось. возможно, молодая была слишком молода. короче, они расстались, но он опять несколько раз не отчаялся, и в 1991 году у него родилась дочь от другой совсем девушки.
молодому отцу было чуть больше семидесяти.
а еще у него был черный пояс по дзюдо.
нет никаких сомнений, что он и дальше бы не отчаивался, но в какой-то момент его остановила смерть.
ну, то есть, как остановила. не совсем остановила. когда он умер, с ним хотело попрощаться столько народу, что сначала его гроб выставили в оттаве, чтобы десятки тысяч людей могли пройти мимо и в последний раз посмотреть на человека, который уже шестнадцать лет как премьер-министром не был. а потом этот гроб погрузили на специальный поезд и очень медленно повезли в монреаль, чтобы со старшим трюдо могли попрощаться люди и из других городов.
короче, это было такое событие для канады, что старика назвали ньюсмейкером года.
посмертно.
я, честно говоря, не знаю, были ли еще такие случаи в истории.
думаю, его сын джастин трюдо приходит вечером домой, жена спрашивает, как на работе, и он сначала начинает рассказывать, а потом на полуслове понимает, что ну что он может рассказать, на самом деле, у него даже черного пояса нет.
и он такой: да все норм, ничего не произошло опять, кофе-машина вот сломалась на втором этаже, но завтра, думаю, починят, заявку я уже отправил.
и она такая про себя: ну ладно, зато никуда не денется.

+3

1242

От себя добавлю, что у Трюдо-младшего в Канаде партийная кличка "учитель драмы". Впрочем, думаю, это ни для кого не секрет...

0

1243

Natalya Enünlü
Так получилось, что мы с Изей, который муж, каждый на своем киндле, читали одинаковую книгу.
Обычная книга, вторая в серии про дрезденского комиссара полиции в послевоенные годы (1947-194http://www.kolobok.us/smiles/light_skin/shok.gif, ничего «ах!» в книге нет, поэтому это не рекомендация к прочтению, а пост о лингвистических казусах.
Главный герой книги комиссар Макс Хеллер не фашист, упертый, к советским относится настороженно, но особо не прогибается, в общем симпатичный малый, только русского языка не знает.
Всякие там советские военные чины в книге носят фамилии Зайцев, Медведев и Овчаров. Зоопарк какой-то, а не серьезная советская организация. Из-за этого зоопарка я сделала вывод, что и сам автор русского языка не особо знал, хотя в книге попадаются такие слова как «stoj” и «davaj”.
Однако на одной из последних страниц я поняла, что была не права, к концу написания книги автор уже вполне себе владел русским языком.
Генерал лейтенант Медведев на очередную просьбу Макса Хеллера сказал: «Yob tvouj mat! Yebis vse konem!». Читаешь себе книгу о послевоенной германии на английском языке и вдруг такое знакомое и понятное, как будто старого приятеля встретила, честное слово.
А потом до этого момента дочел и Изя. Моих восхищений Изя не оценил. Изю волновала практическая сторона вопроса.
- как это yebis vse konem? - поинтересовался Изя, - ужасно! бедный конь, почему он это должен делать!
- ничего конь делать не должен, это образное выражение, что-то типа «propadi vsyo propadom», - объяснила я.
- очень информативно, - похвалил Изя, - ху из propadom? это фамилия коня, которым vsyo yebis?
Я тщетно пыталась объяснить Изе про все конем. Не очень хорошо у меня это получилось, потому что vsyo в изином понимании русского ничем не отличается от vse и переодически путается с vas.
Каким-то загадочным образом Изя пришел к выводу, что в русскоязычной мифологии есть конь по фамилии propadom, которым vsyo и vse и vas yebis, поэтому этим конем пугают детей. Такая вот вольная интерпретация песенки про «придет серенький волчок, не ложися на бочок», а не серьезное ругательство.
Теперь, когда Изя сердится на дурацких водителей, которые ездят как дураки, он им говорит: konem vas yebis! Потом спохватывается, вспоминает фамилию коня, и добавляет: propadom vse yebis! Я начинаю смеяться, а Изя поворачивается ко мне и уточняет: i vsyo yebis, da? horosho skazal?
Конечно хорошо, ебись все конем, в самом то деле!  Какая в общем-то разница vsyo, vse и даже vas, главное ведь yebis!

+4

1244

Теперь спать не смогу, буду мучиться вопросом. Вот Enünlü - это девичья фамилия Натальи? Фамилия Изи? Или же она русской Natasha от турка - мужа по первому одному из предыдущих браков осталась?.

Отредактировано DoctorLector (2021-10-12 20:55:46)

0

1245

А почему Изя не может быть Enünlü? Может быть, он турок по рождению?

0

1246

#p166059,Rick написал(а):

турок по рождению

- Лейла, давай назовём сына Изей?
- Как скажешь, Мехмет-оглу, все наши соседи это одобрят.

+1

1247

#p166060,DoctorLector написал(а):

- Лейла, давай назовём сына Изей?
- Как скажешь, Мехмет-оглу, все наши соседи это одобрят.

Ты будешь смеяться, но у меня есть одна знакомая израильтянка, которая замужем за турком и живут они таки в Израиле...

0

1248

#p166058,DoctorLector написал(а):

Теперь спать не смогу, буду мучиться вопросом. Вот Enünlü - это девичья фамилия Натальи? Фамилия Изи? Или же она русской Natasha от турка - мужа по первому одному из предыдущих браков осталась?.

Отредактировано DoctorLector (Сегодня 00:55:46)

http://forumupload.ru/uploads/0015/14/ca/6/t733576.jpg

+2

1249

Вопрос можно уважаемым сэрам? Никто не помнит рассказа про двух заик в поезде вроде бы читал его в НЖ в 70-х, ну или в поздних 60-х в переводе с ангельского вроде.

0

1250

#p166090,Zagar написал(а):

Таки Наталья, и таки замужем за Изей. И Изя таки турок...

0

1251

#p166100,Rick написал(а):

Таки Наталья, и таки замужем за Изей. И Изя таки турок...

Да. А живет в Праге. Всё логично.

0

1252

Ну чо, кавалеры эклеров, ответа не ждать? Никто не помнит?

0

1253

Специалисты агентства «Интериум» :
Топ-10 самых матерящихся городов
1⃣Дно (Псковская область)
2⃣Анапа
3⃣Москва
4⃣Калининград
5⃣Краснодар
6⃣Санкт-Петербург
7⃣Ростов-на-Дону
8⃣Коломна
9⃣Екатеринбург
🔟Сергиев Посад

0

1254

#p166115,Шарпер написал(а):

Ну чо, кавалеры эклеров, ответа не ждать? Никто не помнит?

А ты что-то спрашивал?!  http://www.kolobok.us/smiles/standart/smile3.gif

0

1255

#p166094,Шарпер написал(а):

Никто не помнит рассказа про двух заик в поезде

Да, никто не помнит, однозначно. А откуда ты знаешь?

0

1256

#p166115,Шарпер написал(а):

Никто не помнит?

Зацепиться не за что: поиск приносит фигню, а мозг сигналов не даёт. Может, дополнительные детали сюжета? Об чём там хоть?

0

1257

#p166129,Zagar написал(а):

Да, никто не помнит, однозначно.

Это я зря Вам ответ в вопросе подсказал...  http://www.kolobok.us/smiles/light_skin/sad.gif

0

1258

#p166130,DoctorLector написал(а):

поиск приносит фигню

Я уже всю НЖ по годовым оглавлениям прошерстил  с 1965 по 1991, не нашел. Может и не в НЖ. Но тогда вообще проблема, в 70-х мы выписывали еще "Вокруг света", "ТМ", "З-С" и почти все толстые журналы.

Короче, сдается что рассказ переводной и помню из него только что ГГ был стращно застенчивым заикой который вроде бы стеснялся признаться в любви и ему посоветовали больше общаться с попутчиками. Вот он и приготовился у диалогу, но его опередил такой же бедолага успевший задать вопрос на заикающемся. ГГ пришлось промолчать, поскольку он понял, что если ответит в том де духе, то до своей станции здоровым не доедет. Молчание не понравилось ни собеседнику, ни попутчикам, но я помню только концовку, когда излечившийся ГГ все это без запинки в темпе  рассказывал родственникам невесты прося спрятать его от преследующей его с вилами толпы сельчан и бывщих попутчиков.  Так что я скорее помню не сюжет,  а ауру рассказа, почему и захотел освежить в памяти цепь событий.

0

1259

Совсем не помогло. Зато я перечитал много рассказов Шекли, Азимова, Хайнлайна и Брэдбери... http://www.kolobok.us/smiles/big_standart/biggrin.gif

0

1260

Накануне новогодних праздников Роза Львовна имела серьезные, дошедшие до глубокой внутренней неприязни семейно-бытовые разногласия с зятем. Поскольку Роза Львовна была женщиной воспитанной и образованной, она не стала опускаться до кухонных разборок, а преподнесла зятю на Новый год подарочное издание романа Достоевского "Идиот" в глянцевой суперобложке.
Зять Миша намёк понял, однако, будучи выходцем из интеллигентной профессорской семьи, счёл ниже своего достоинства выяснять с тещей отношения, вместо чего презентовал Розе Львовне томик Фейхтвангера с романом "Безобразная герцогиня Маргарита Маульташ".
Роза Львовна подарок приняла, но обиду затаила и нанесла ответный удар, положив 23 февраля на письменный стол зятя аккуратно завёрнутый в нарядную бумагу "Скотный двор" Оруэлла. После чего ранним утром восьмого марта получила перевязанный розовой лентой экземпляр "Собачьего сердца" с надписью "на долгую память от любящего вас Миши".
Теща нервно хмыкнула и демонстративно подвинула наутро к завтракающему зятю "Сатирикон" Петрония Арбитра. Начитанный Миша быстро разобрался, что теща просто-напросто обозвала его козлом и, сдерживая гнев, осведомился, не приходилось ли Розе Львовне читать гоголевских "Записок сумасшедшего", на что теща отвечала, что нет, не приходилось, поскольку ей в отличие от некоторых как-то ближе адекватная литература вроде "Доводов рассудка" Джейн Остин.
Зять пререкаться не стал, но привёз Розе Львовне из ближайшей командировки сразу два подарка - "Декамерон" Боккаччо и "Мать" Горького. Сопоставив несопоставимые произведения, теща смекнула, что зять совсем потерял стыд и просто-напросто опустился до нецензурной брани. Тем не менее она не стала поднимать шум или валиться в кресло с сердечным приступом, а хладнокровно передала через внучку Уголовный кодекс и книжку Чуковского "От двух до пяти".
В день своего рождения Роза Львовна приняла от Миши эксклюзивное издание "Убийства в Восточном экспрессе" Агаты Кристи на языке оригинала. На что она бесстрашно и с явной угрозой ответила матово поблескивающим томиком Маркеса "Сто лет одиночества".
По-настоящему теща встревожилась лишь тогда, когда перед совместной семейной поездкой на море она получила по почте богато иллюстрированную тургеневскую "Муму". Сопоставив свою весовую категорию с весьма недурно накаченным зятем, Роза Львовна ужаснулась и побежала в букинистический магазин покупать через знакомую продавщицу изданную аж в позапрошлом веке пьесу Шекспира "Много шума из ничего". Подумав, она также приложила к ней Хемингуэевское "Прощай, оружие!" и передала купленное Мише с пожеланиями хорошего отдыха.
Миша сухо поблагодарил и ответил книгой Ремарка "На Западном фронте без перемен". Роза Львовна заискивающе подкинула на супружеское ложе зятя брошюрку под названием "Роскошь человеческого общения", получив в ответ на прикроватной тумбочке затрёпанный томик Ленина, снабжённый заголовком "Лучше меньше да лучше". Роза Львовна всплакнула и унизилась до того, что торжественно преподнесла Мише на именины повесть Стругацких "Трудно быть богом" с автографами авторов.
Польщенный Миша смягчился и выписал теще с интернета "Возвращение в дивный новый мир" Олдоса Хаксли. Роза Львовна, растрогавшись, выпросила для него у подруги прижизненное издание мопассановского "Милого друга". Зять улыбался и лобызал теще ручку, но Роза Львовна тем не менее заметила за креслом перевязанную подарочным шнурком подшивку журнала "Крокодил" за год, соответствующий году ее рождения.
Перед Новогодними праздниками Роза Львовна столкнулась в подъезде с соседкой, нагруженной сумками с провизией.
- Счастливая вы, Роза Львовна, - сказала та, переводя дух, - мой зять хуже аспида, хоть я его кормлю да пою, а ваш Мишенька в вас прямо души не чает. Ни криков, ни скандалов. И как это у вас получается?
- Книжки любим читать, Марья Семёновна, - кротко сказала Роза Львовна, - читайте книжки, они плохому не научат.
И поправила под мышкой томик Чехова с закладкой на рассказе "Невидимые миру слёзы".

+1


Вы здесь » Амальгама » Шутить изволите... » Всякие рассказики.