Содействие - исключение из 3-го закона Ньютона.

Амальгама

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Амальгама » Шутить изволите... » Всякие рассказики.


Всякие рассказики.

Сообщений 421 страница 450 из 522

421

Заходит оптимист в бар и говорит: — Мне как в следующий раз.

+1

422

Трудовик восьмидесятых

-Сан Саныч, а давайте арбалет средневековый сделаем! Настоящий!
- А давайте! Учебник с рисунком есть?
- А как же!
https://cs10.pikabu.ru/post_img/2018/12/19/10/1545241840188747376.jpg

Два с половиной месяца искали "ингредиенты", чтоб вот прям настоящий был. С тетивой помнится запарка была, с плечами. Наконец- собрали!

Сан Саныч взводит механизм, кладет болт на направляющую, вскидывает, целится в березку метрах в 15ти, спуск- "туф". Не "Трррр", чего все ожидали, а именно короткое, леденящее кровь "туф".

Болт вошел в березку настолько, что по торчащему у самой коры оперению из петушиного хвоста, все поняли что даже браться извлекать его - гиблый номер.

Сан Саныч приподнял очки, оглядел толпу третьеклашек, спорящих наперебой кто будет следующим стрелять, еще раз взглянул на результат первого выстрела, и вздохнув за три удара разбил вундервафлю об асфальт.

80-e, Пинск, БССР

0

423

Немного поэзии с просторов интернета:

С просторов, автор не найден

Рыбка плавает в томате,
Ей в томате хорошо,
Только я, ебена матерь,
Места в жизни не нашел…

Fish in thick tomato sauce
Swims in happy comatose
Only me, pathetic whimp
Have no fucking place to swim…
*
Приходи Маруся с гусем,
поебемся и закусим.

Come, Marusya, with the duck
We will eat and we will fuck.
*
Как-то утром невзначай
Сунул хуй в английский чай
Вдруг все стало в жизни новым:
Хуй — английским, чай — хуёвым.

English tea is hot so far —
Poked my dick into the jar.
What a sudden, such a trick:
Dicky tea and English dick!
*
Там, где раньше тигры срали,
Мы построим магистрали
Приезжай ко мне на БАМ —
Я тебе на рельсах дам!

Where tigers used to shit
Railway road would be built.
Come, my dear, to the BAM,
On the rails I’ll make you cum
*
По реке плывет топор
из села Кукуево
ну и пусть себе плывет
железяка хуева.

Down the river drifts an axe
From the town of Byron.
Let it float by itself -
Fucking piece of iron!!!
*
С неба звездочка упала
прямо милому в штаны
пусть бы все там разорвало
лишь бы не было войны

Starlet's fallen from the heavens
Right into my boyfriend's briefs,
I don't mind his roasted penis
If it helps us live in peace.
*
Валентине Терешковой
за полет космический
сам Гагарин подарил
хуй автоматический.

Valentina Tereshkova
For spaceflight precise and neat
Has been granted by Gagarin
With electric dildo kit
*
Мой миленок от тоски
выбил хуем три доски
вот как крепнет год от года
мощь советского народа.

My boyfriend when tired’n’sick
Knocked out three boards with his dick.
That is how the Soviet power
Grows with every passing hour.
*
Со стола упало блюдце
Самовар качается
На столе когда eбутся -
Шумно получается

Coffee pot"s a bit unstable
Dishes fall around
Fucking on a little table
Makes a lot of sound
*
Мимо тёщиного дома
Я без шуток не хожу
То ей хуй в забор засуну
То ей жопу покажу

By the house of mom-in-law
I just can’t pass by no more!
Either waving her my dick,
Or my arse exposing quick!
*
Полюбила я пингвина,
не всего, а половину.
Половину нижнюю –
яркую, подвижную.

With the penguin felt in love
(not the whole, but only half).
Lower half, to speak precisely,
Which is sheen and moves so nicely!
*
Загибайся буквой зю
я любовь тебе вонзю
хоть до сердца не достану
но по почкам повозю.

Hey you honey bend in zee
I shall thrust my love in thee!
Maybe thy heart won’t take part in
But thy tonsils — they will see!
*
Гудит как улей родной завод,
а нам то хули, ебись он в рот..

My plant is roaring just like bee-hive
Shit, it's so boring - I fuck this life!
*
Я Титова полюбила
И Гагарину дала
Блядь, такое впечатленье,
Будто в космосе была!

With Titov I copulated
To Gagarin gave a head
Holy shit, it seemed to be like
Kinda spaceflight in my bed!
*
Как пойду я в монастырь,
Помолюся богу:
Не пошлет ли мне господь
Хуй с телячью ногу?

To the abbey I shall go
Pray the Sacra Virgo —
Won’t our Lord send me at last
Dick as big as gigot?
*
По реке течет вода,
Из колодца сочится.
Несмотря на жизнь плохую
Поебаться хочется

Water’s flowing down the river
Water’s dripping in a well
And despite the total crisis
I just wanna fuck like hell!
*
Ты не жми меня к березе,
и не трать свои труды,
ты не думай, я не дура,
вот поженимся – тады!

Don’t you press me up a birch tree,
Don’t you spend your rage in vain.
I’m not bitch, so should we marry -
Then we'll raise that point again.
*
Не закрыл однажды Федя
В ванной оба краника,
Чтоб напомнить всем соседям
О судьбе “Титаника”

Once our Teddy showed no care:
Opened taps and left the room
To remind them all downstairs
The Titanic’s mournful doom
*
У меня на сарафане
петухи да якори
меня в этом сарафане
семеро хуякали

Pretty sweety skirt I got —
Pattern’s like clouds in heaven
In this fucking jolly skirt
I’ve been banged by seven!
*
Я не знаю как у вас,
а у нас в Америке
если девок не ебут,
то они в истерике.

In our free United States
Girls gone crazy through these days!
If you don’t fuck them plenty,
THEY will fuck you anyways
*
Возле кузницы тропа.
Девки выебли попа.
Не ходи, космата блядь,
А то выебем опять!

Near the blacksmith’s wooden hut
Girls fucked priest, that hairy twat
Walk around here don’t you try
Cause we’ll fuck you till you die
*
Мы не сеем, мы не пашем,
Мы валяем дурака.
С колокольни хуем машем,
Разгоняем облака

Neither seed we, nor we plow
Nothing else but mess around
Waving dicks from up the belfry
Dissipating clouds carefree

+3

424

#p95517,Exo написал(а):

Сан Саныч взводит механизм, кладет болт на направляющую, вскидывает, целится в березку метрах в 15ти, спуск- "туф". Не "Трррр", чего все ожидали, а именно короткое, леденящее кровь "туф".

Болт вошел в березку настолько, что по торчащему у самой коры оперению из петушиного хвоста, все поняли что даже браться извлекать его - гиблый номер.

Сильно большое художественное преувеличение в этом рассказе...

0

425

#p96933,Rick написал(а):

Сильно большое художественное преувеличение в этом рассказе...

Ну если береза была трухлявой то и насквозь могла пролететь.

Будучи в школе я делал арбалет из патефонной пружины. Ниче так на 150 метров бил.

Отредактировано SERGEY (2019-01-20 05:50:56)

0

426

#p96932,Rick написал(а):

По реке плывет топор

Взял в мемориз.

0

427

#p96938,SERGEY написал(а):

Будучи в школе я делал арбалет из патефонной пружины. Ниче так на 150 метров бил.

150 метров - это очень, очень мало. Ты пытался из него стрелять в дерево? Насколько глубоко стрела вошла? Из самодельного арбалета, сделанного по картинке из учебника, в лучшем случае, наконечник застрянет, но, скорее всего, этот болт можно будет легко выдернуть рукой, если он вообще воткнётся. И это я ещё не говорю про то, что сперва попасть нужно...

0

428

#p96941,Rick написал(а):

150 метров - это очень, очень мало. , что сперва попасть нужно...

если двести
то вообще хер попадешь

я полагал , что эта гадня для ближнего боя
типа пробить лист двойку

0

429

#p96932,Rick написал(а):

Мимо тёщиного дома
Я без шуток не хожу
То ей хуй в забор засуну
То ей жопу покажу

Когда еще работал , не пенсионерил,
а я связист по профессии,
на работе частенько мурлыкал потихоньку
такую частушку собственного изобретения:

"На любимую работу
Я без шуток не хожу
То им рацию сломаю
То им сетку положу"
© Лукомор  http://www.kolobok.us/smiles/light_skin/yahoo.gif


Пояснение для гуманоидов гуманитариев  http://www.kolobok.us/smiles/light_skin/rtfm.gif :
Рация - радиостанция
Сетка - локальная компьютерная сеть.

(В случаях, когда помогали местным железнодорожникам,
а это практически каждый рабочий день,
первая строчка звучала:"На железную дорогу",
далее - по тексту...  http://www.kolobok.us/smiles/light_skin/yahoo.gif )

Отредактировано Лукомор (2019-01-20 14:43:17)

+2

430

и у нас такое было

только был не забор (сувание хера проблематично)
а окошко

....то ей серп туда засуну
то ей молот покажу

+1

431

#p96941,Rick написал(а):

Насколько глубоко стрела вошла?

Ну в доску на 3 см. Наконечник - гвоздь примерно на 5 мм.
Да я не спорю что арбалет слабый.

Отредактировано SERGEY (2019-01-20 14:06:38)

0

432

- Ты читал "Братьев Карамазовых"?
- Нет. А что они написали?

0

433

Едут в трамвае мама с сыночком - и у сыночка наглухо перебинтована
нижняя часть лица.... Народ сочувствующще оборачивается, и тут
какая-то сердобольная дама не выдерживает:
- А чтойта у вас такое с мальчиком-то приключилось?
Мамаша (хмуро):
- Рот порвал!!
- Ах... и как ж это так?
- Как-как?? Рот порвал - орехи ел...
- Орехи?
- Ну да!! Купиии, грит, мама мне кокосовый орех...

0

434

Рассказ неизвестного автора про нелегкую жизнь украинских эмигрантов в Чикаго...

Америка бабе Гале не понравилась с первых минут. С момента когда таможенники конфисковали из ее чемодана порядочный кусок сала. Конечно же, дочь ее предупреждала и предписывала ни в коем случае ничего не везти из еды, но откуда же бабе было знать что ее бережно завернутое в целлофановые пакеты, заклеенное скотчем и снова завернутое в толстую льняную скатерть сокровище найдет здоровенный пес, который бросился на бабушкину клетчатую сумку так, как будто всю свою собачью жизнь бредил тем бабиным салом. Только слезы и уговоры спасли бабу Галю от бессмысленно большого штрафа.

Истощенная длинным перелетом баба Галя не заметила как где-то потеряла левый босоножек. Такую - испуганную, плачущую и в одном туфле — ее и встретили дочь, зять и внуки. Позже внуки будут дразнить ее: «баба Галя привезла сала, а как от пса убегала потеряла сандаля».

С зятем Василием у Галины также не сложилось с самого начала, с момента, когда сев в авто и закрыв дверь она услышала от него: «И шо вы так хлопаете, вы уже не в своем селе и это вам не Жигули». Зять вообще был парень как бы и неплохой - трудолюбивый и семьянин порядочный. Работал водителем дальнобойщиком но почему-то сказал Галине, что работает работающий трокистом. Почему трокистом, а не водителем Галина так и не поняла, но решила что видимо для того, чтобы выглядеть солиднее в глазах окружающих.

Приготовив ужин, Галина говорила дочери: иди клич своего танкиста есть. Василий некоторое время нервничал но впоследствии смирился что теща зовет его танкистом. При любом удобном случае он выговаривал теще: "Вы думаете что здесь так легко? Вы знаете сколько я плачу за моргидж, иншуренс, есесмент? Я валю стрейт от деливери к деливери, еще и за тикеты лойерам плачу чтобы рекорд не зафакапать". Интуитивно Галина понимала что зять говорит на украинском, но ничего не понимала, поэтому не могла предложить ни одного аргумента в свою пользу.

Галина скучала и тосковала за селом, за лесом, за козой, курами и даже за глуповатой бешеной соседкой Валькой. Ночью ей снилось как она возвращается в свою деревню, садится на скамейку у черешни и машет рукой Вальке которая ей тычет фигу и говорит: "чего ты сюда приперлась, американка ссаная". Но, к сожалению, Галину в том селе уже никто не ждал, а ее дом купил Валькин племянник.

Чтобы хоть как-то развеяться Галина много ходила по городу пешком. Сначала улицы Чикаго действовали на нее угнетающе, но со временем в тех, казалось бы, серых и однообразных домах, она начала видеть какую-то неизвестную ей ранее красоту. Незаметно для самой себя она могла остановиться и долго рассматривать граффити или старый металлический мост. Каждый раз она заходила все дальше и все меньше хотела возвращаться домой.

Однажды повинуясь неведомому ей импульсу она зашла в двери заведения которые выглядели, как ворота в ад и даже музыка оттуда звучала адская. Это был бар, переполненный грозного вида мужчинами и женщинами одетыми в кожаную одежду. Галина подошла к стойке бара и сказала один из немногих слов которое она успела изучить на английском: дринк!

Домой Галина ехала очень громким мотоциклом держась за спину Дона Хорхе, черноглазого красавца, который что-то весь вечер ей оживленно рассказывал, подкручивая седые усы. На спине кожаной жилетки он имел надпись "BANDIDOS", а лицо украшали шрамы и татуировка под правым глазом в виде капелек слез. С того вечера Галина почти не ходила на прогулки пешком, потому что за ней заезжал Дон Хорхе на своем Harley FXSTB Night Train, чей звук двигателя Галина могла легко отличить от любой другой модели. Этот звук будил танкиста Василия и смущал соседей, которые говорили что Дон Хорхе был страшно человеком, бывшим телохранителем самого Пабло Эскобара и его разыскивает ФБР.

Василий давил на дочь Галины, чтобы она поговорила с мамой и убедила ее взяться за ум. Дочь же делала вид, что беспокоится за Галину, хотя на самом деле, зная тяжелую жизнь и раннее вдовство матери радовалась за нее и даже завидовала таком бунтарству. Однажды Галина собрала свои вещи в чемодан и сказала что едет жить к Дону Хорхе.

Дочь плакала а Василий эмоционально рассказывал Галине о совести, стыде, и о том, что же скажут соседи.

- Понимаешь, Вася — сказала Галина — субъективное мнение окружающих это не что иное, как отражение наших же комплексов, недостатков и низкой самооценки. Если ты не перестанешь озабочиваться мнением соседей, и все твои поступки и решения ограничатся стандартами, установленными определенной социальной группой, рано или поздно твои несбывшиеся мечты и нереализованный потенциал могут сублимировать в насилие, проблемы в семье, болезни и алкоголизм. Выгляни за пределы своей коробочки, Вася.

Интуитивно Василий понимал что Галина говорит на украинском, но не мог понять ни слова из того что она сказала, потому молча отошел от двери, растерянно хлопая глазами.

- Adios, cabron! (Пока, ублюдки (исп.) — воскликнула Галина и направилась на улицу. Дочь плакала, а Василий смотрел вслед еще достаточно молодой тещи с хорошими ягодицами, обтянутыми порванными джинсами и одетой в кожаную жилетку с надписью BANDIDOS. На улице ее ждал Дон Хорхе а с динамиков его Harley звучала песня AC / DC Highway to hell, что в переводе на русский означает Шоссе в ад.

+2

435

Записки Робинзона (обрывки)

...Где то на второй неделе радость о том что я спасся поутихла. Пальмы и кокосы вызывали уныние и диарею. Ром кончился.
...Обжег горшки. Получилось неплохо. Дикий виноград еще не созрел но довольно сахарист. Поставил вино на солнышко.
...Горшки похожи на благословение. Затушил крысу. Испил чудодейственного напитка. Одиночество забылось. Ночью пел песни.
«Пятнадцать человек на сундук мертвеца.
Йо-хо-хо, и бутылка рому!
Пей, и дьявол тебя доведет до конца.
Йо-хо-хо, и бутылка рому!»
Во время мародерства из разбитого корабля на плот спрыгнула дворняжка, я называл её Джулькой. Так вот, Джулька начала мне подвывать. Налил Джульке. Пес доверчиво лизнул мне щеку... лучше бы он этого не делал. Что ты делаешь одиночество?
...Проснулся в обнимку с Джулькой. Надо менять кличку. Джульетта?
...Прошло 5 лет. И вправду век собаки не продолжителен. Собака лучший друг человека... Вернулось одиночество.
... На острове развелось довольно много кошек. Поймал одну, исцарапала лицо и убежала. Бесполезные твари.
...Слышал как то что ночью русалки выходят на берег отдыхать. Блядь, это был морж... морж тоже сдох...
Записи обрываются. Пьяные закорючки..
...На острове много коз, до этого я на них охотился, но выглядят довольно мило.
...Поймал козу, но коза не собака, лягнула по яйцам и сбежала.
...Застрелил козу, несу тушу домой... а что делать. Следом увязался подсосный козленок.
...Козу прожарил на вертеле, но козочка довольно милая, понимающая. Растет. Назвал козочку Лизой.
...Козочка подохла.
...Обнаружил что остров посещают дикари- людоеды. Сижу в засаде.
...Совсем одичал, забыл цифирь , пойманного скользкого типа назвал понедельник. Остальные дикари разбежались по берегу размахивая недожеванными мослами. Утром видел как их пироги хуярили в сторону Америки. Гребаные гастарбайтеры.
...Понедельник издох, надо в следующий раз захватить парочку...
...Понедельник и вторник сдохли. На этот раз я успел продырявить пироги но их кореша кто вразмашку, кто по собачьи переплыли мировой океан до острова Пасхи. Говорят что эти фигуры, моаи очень похожи на меня.
...Пироги с людоедами оплывают мой остров за много миль стороной. Сижу в засаде, забыл когда брился. Оброс. Из шкур дохлых коз сшил шляпу и зонтик. Оставшиеся в живых козы построили плот и куда то съебались.
...Тот кто следит за одинокими душами услышал мои молитвы, пирогу с дикарями вынесло штормом на берег. Коварные ублюдки разбежались по всему острову. Вся неделя ушла на поиски.
...Пятница оказалась женщиной. Её везли мне в жертву. Почему то дикари считают меня злым духом островов, и поклоняются издали. На то они и дикари... Жизнь то налаживается. Кстати пока поймал пятницу понедельник, вторник, среда да и четверг подохли зазря. Их вопли до сих пор звучат у меня в ушах...
...Голубоглазые чумазики бегают по всему острову, Пятница опять беременна. Сижу на мысе, смотрю на море в трубу.
...Чу, корабль. Отплывает шлюпка. Сижу в засаде, рядом притаились чумазики.
...Вечером у костра пели песни:
«Все семьдесят пять не вернулись домой —
Они потонули в пучине морской?
Йохохо...бля»

автор неизвестен

0

436

Три орешка для боцмана

В мире есть три женских добродетели: доброта, ум и умение закрасить мешки под глазами. Каждой новой женщине бог обещал хотя бы пару таких положительных изюминок. На деле же, больше одной в женщину не лезет. Поэтому мужчины выбирают между «просто добрая» и «определённо красивая». Или «с круглыми коленками», хотя бы.

Так вот, про красоту, ум и доброе сердце.

Она была внучкой секретаря политбюро рабочей партии Мозамбика. А он — капитан дальнего плавания Сергей. Он приходил в Мозамбик раз в три месяца и крокодилы в речке Замбези шептали друг дугу:

— Братья, тише жуйте ваших зебр, к нашей Мтенде приехал капитан Серёжа.

И все удивлялись, какое светлое и красивое чувство вырастает иногда из обычного секса между русским капитаном и африканской принцессой.

— Выходи за меня — сказал однажды Сергей, внимательно соизмерив свои возможности с её потребностями. Результаты измерений советовали бежать, побросав гигиенические принадлежности. Но Серёжа твёрдо верил в моряцкое Счастье.

В ответ принцесса Мтенде села, голая, в кровати. И сверкнула чёрными мозамбикскими глазами. И сказала, торжественно блестя чёрными мозамбикскими коленками:

— Я подарю тебе пальму. Если будешь помнить меня, на ней вырастут плоды. И тогда я сама к тебе приеду.

— Какие ненужные, обременительные условности! — возразил Серёжа, только другими словами. Он имел ввиду, в основном, пальму.

— Поехали сейчас. Я тебе потом лиственницы пришлю полный Мозамбик.

— Нет, — ответила принцесса Мтенде, — Сложные мистико-культурные традиции моего племени, основанные на аутентичных архетипах женской вредности, не позволяют мне вот так бросить дедушку, секретаря политбюро. Кроме того, у меня тут дел по самое Килиманджаро, банан не полот, кокос не убран, в курятнике дыра, леопарды сквозь неё цыплят пожрали. Бери растение и уезжай, русский боцман Серёжа. Как урожай поспеет, пиши, я приеду.

Таможенникам Серёжа признался, что давно мечтал стать пальмоводом. Кактусы у него в детстве дохли. Мамины традесканции, едва он входил в двери, выскакивали в страхе из горшков и пытались бежать, опираясь на слабые корни. А пальм никогда не было. С пальмами, сказал Серёжа таможенникам, должно сложиться.

— Ну давай — разрешили таможенники, предварительно порывшись у пальмы в паху на предмет контрабанды. И добавили обидное слово: — Ботаник!

Как человек грамотный, на время рейсов Сергей изобрёл автоматический полив. Очень скоро этот полив автоматически полил соседей на много-много этажей вниз. Много-много спасателей целовали и кусали Серёжину дверь и догадались лишь что она сделана из чего-то очень твёрдого. Потом Серёжа из Африки позвонил брату, у брата были ключи, он приехал и показал как надо открывать двери.

Через три месяца Серёжу встретила пальма с полностью порушенной психикой. Она пережила потоп, потом засуху и если были в ней намерения нарожать маленьких пальмочек, то все прошли. Дерево каждым листиком ощущало, как жильцы дома без любви косятся на неё сквозь дверь. В такой атмосфере нестись кокосовыми орехами никому не приятно.

В следующий отъезд боцман Сергей нанял в пальмоводы родного брата. Через месяц всего брат прислал фотографию. На ней пальма цвела лохматыми белыми цветами, немножко похожими на украденные с кладбища георгины. Ещё через месяц на фото зеленели три ровных шарика под самой кроной.

— Мальчик, — нежно и неправильно подумал Серёжа на пальму.

Следующую фотку, с тремя уже огромными орехами, Сергей переслал в Мозамбик, зазнобе. И вы не поверите, его Мтенде приехала.

Она внимательно осмотрела пальму, обняла Серёжу и сказала по-африкански что-то ласковое, похожее на «ты мой храбрый крокодил».

Под утро, когда в каждом слове много смысла, но его никак не ухватить, Сергей прошептал:

— Не могу поверить, что ты здесь.

И она прошептала в ответ:

— Понимаешь, я всем своим мужчинам дарю пальмы. Чтоб надежда жила и всё такое. Мужчины стараются, поливают, неделю или месяц. Потом к ним приходит другая женщина, без аграрных претензий, и всё. Мы делаем вид что ничего не было.

Только ты, Серёжа, год старался, а потом ещё придумал к финиковой пальме прилепить кокосы столярным клеем. Это так смешно и трогательно, что я взяла и приехала.

— Вообще-то, сначала я думал наклеить бананов — осторожно пошутил Серёжа.

В общем, удачно всё сложилось. Он её любил за добродетели, она его за толкового брата. Самому брату эротики не перепало, а только жилплощадь с пальмой.

Это ещё что. Одна знакомая девушка влюблялась в тех, кто её смешит. В ней было полно изюминок, виноградник была, а не девушка. Мальчики в её честь учили книжки анекдотов, а она вышла за военного с красивыми усами. В женской любовной мотивации всё ужасно запутано.

Слава Сэ

+3

437

Вернулись из гостей. Кот чуть не сбил с ног. Сломала каблук. Дочь срочно вспомнила про домашнее задание.
- Пап, помоги написать синквейн.
- Опять? Мы же уже писали – отнекивается муж.
- Я не помню, как правильно - не отстает дочь.
- Первая строка – существительное, обозначающее тему, вторая – два прилагательных, описывающих признаки, третья – три глагола, описывающих действия, четвертая – фраза из четырех слов, выражающая личное отношение автора и пятая – слово-резюме. - сверяет свои знания с гуглом муж.
- Ну, пап! – злится дочь
- Ладно, - соглашается муж, - вот, например:
«Кошки
Серые, толстые
Жрут, срут, орут
Я бы не заводил
Сволочье»
- Папа! – у дочки и без того большие глаза.
- Ну, ладно. Давай что-нибудь хорошее – берет себя в руки муж.
«Женщины
Красивые, загадочные
Едят, говорят, покупают…»
Здесь он замолкает, но я-то вижу в его глазах продолжение:
«Я бы не заводил
Сволочье»

Ржем, как ненормальные.

Д. Светличная

+2

438

Я расскажу вам об идеальных мужчинах. Это не миф, они существуют. Одного видели в Голландии, он вышел и сразу пропал. Кому-то понадобился.
А второй, конечно, Джони Депп. Он живёт в Париже, но встретиться нельзя, потому что Ванесса Паради, 45 килограммов злых костей. Она зорче Кащея и непроходимей облака женщин. Давайте пожелаем ей герпеса. Можем желать удачи, но будем честными, всё равно выскочит герпес.

Я видел Ванессу. С коленками, глазастая, сразу видно, эгоистка и дрянь. И что он только в ней нашёл. Говорят, причина её успеха в холодности.
Вайнона Райдер хотела за Деппа замуж. В извращённой форме, с фатой и загсом. Потом Кейт Мосс требовала, чтоб он не одевался как чмо.
А Ванесса ничего не просила, даже гнала его прочь. Конечно же, он выбрал Ванессу. Когда женщина так увлекательно тобой не интересуется, устоять невозможно.

Которые не успели отнестись к Джони Деппу равнодушно, теперь лепят себе идеальных мужчин из всякой ерунды. Иногда это не сложно, просто надо добавить побольше укропа.

Слава Сэ. "Жираф"

+1

439

Как я на женский форум сходил
«Занесла прошлым вечером нелёгкая на один форум. Где без устали сидят сторонницы присвоения обделённым женским профессиям различных феминитивов.
Одна прямо так и заявила - ветеринаром, говорит, я никогда не буду. Хоть и животных всяческих люблю как маму. А буду, говорит, ветеринаркой. Или зоологиней. Только так.
Стало мне любопытно. А в чём, спрашиваю, разница-то?
Во многом, отвечает, но если вы не понимаете идей полного равенства, то вы либо сексист с предрассудочным мышлением, либо вы просто тупой как корюшка.
Тогда уж корюш, пишу я ей, выражайтесь правильно. Не поняла, отвечает. Ну, раз уж вы за полное равенство, чего в таком разе кого-то обижать? Было бы справедливо дать всем живым существам подходящие их полу имена.
Поэтому пусть будет корюш. А также кукуш и лягуш. А ещё касат, кревет, черепах и куропат. Пияв, опять же. Улит, бел, ласточ, бабоч, панд, зебр и пантер. И ещё, я извиняюсь, мух, жаб и антилопагнус.
Тут будущая зоологиня отчего-то осерчала, перейдя на язык, больше подходящий работникам коммунальных служб, чем представителям своей благородной профессии. Причём, ругаясь, называла меня исключительно феминитивами - паскудой, тварью и падлой.
На падлу я уже сам обиделся и, отключившись, пошёл плакать в подуш».
robertyumen

+4

440

Одну высокую женщину-психотерапевта любил студент Грязнов. Он был, напротив, маленького роста, и когда хотел обнять ее, женщине казалось, что он просится на ручки. «Грязнов, - говорила она строго, - ты что, снова хочешь вернуться в материнскую утробу?» Студент моргал, тряс головой и называл ее кисой. Мать свою он почти не помнил, а уж утробу тем более, и все отрицал. «Ладно, - говорила женщина (ее звали Юля), - расскажи про белки». Ей нравилось, как Грязнов рассказывает про свою химию, про то, как одни вещества расщепляют другие, окисляют третьи и минерализируют четвертые, и за мнимой скукой и неподвижностью мира открываются невидимые глазу метаморфозы, превращения и неустанное преображение материи.

Летом Юля уехала в Хосту, отдыхать она всегда ездила одна, так уж повелось, и на звонки не отвечала. Но Грязнов все равно звонил ей и по скайпу, и по вайберу, и по вотсапу, потому что страшно тосковал, и засыпал в старых хоккейных коньках, в которых ходил без нее по квартире, - так он чувствовал себя выше и как-то увереннее, что ли. Юля же в это время изматывала себя тренировками: теннисом, плаванием и пляжным волейболом, где ее за рост особенно ценили на блоке, а по ночам вспоминала рассказы Грязнова и думала о том, что во рту у нее миллионы, нет миллиарды бактерий, но усталость от спорта побеждала, и она засыпала, так и не успев по-настоящему испугаться.

Когда Грязнов через две недели встречал ее в аэропорту, Юля чувствовала себя загоревшей, классной и подтянутой и сказала ему, чтобы сделать приятное, что он вроде даже немного подрос. Грязнов просиял и ответил, что каждый день висел на турнике, так что ничего невозможного нет. В такси по дороге из Домодедово Юля думала о том, что в этой хмурой Москве со свинцовым небом, спехом, суетой, стрессами и работой, от ее красоты и загара скоро ничего не останется, а Грязнов молчал, сжимал ее руку, улыбался сам себе, вытягивал ноги, пряча под переднее сидение новые слипоны на платформе и думал: «Это она меня еще в коньках не видела».

© Александр Фельдберг

+1

441

Из сети.

Мы сидели втроем – мама, папа и я – и читали каждый свою книгу. На столе лежал последний мандарин...
Из-под ёлки выбрался сонный Патрик и проковылял на кухню.
– Пудель ест штрудель, – бездумно сказала я, проводив его взглядом.
– Бульдог ест хот-дог, – не отрывая глаз от книги, сказал папа.
– Левретки едят креветки, – подумав, сказала я.
– Ши-тцу любят пиццу, – сказал папа.
Некоторое время мы спорили, где ударение в ши-тцу, наконец залезли в википедию и выяснили, что я права: на последнем слоге. Моё торжество длилось ровно десять секунд.
– Ши-тцý ест мацу, – кротко сказал папа.
Мама пробормотала, что не только ест, но и пьёт кровь христианских младенцев, однако в ответ на наше требование пояснить сказала, что нам послышалось.
На мацу надо было ответить жёстким ударом.
– В Риге сука бультерьера съела няню и курьера, – твёрдо сказала я.
Папа помрачнел.
– Доберман ушёл в туман, – парировал он, – и вернулся сыт и пьян.
"Пьян" задало новое направление, и в следующие три минуты мы определили, что такс пьёт шнапс, спаниель пьёт эль, померанский шпиц – апероль шприц, а тибетский мастиф – смешанный аперитив. Из этого ряда собачьих алкоголиков выбивался чау-чау, который хотел чаю.
Следом явилась чихуахуа. На нём мы споткнулись. Что ест или пьёт чихуа, не знали ни я, ни папа.
– Норвич ест сэндвич, – сказал папа, сообщив, что диссонансные рифмы использовал ещё Маяковский.
– Шарпей ест репей, – сказала я, добавив, что шотландская кухня славится своеобразием ингредиентов.
– Лабрадор ест помидор!
– Волкодав – суп из трав!
– Господи, как дети, – сказала матушка. – Лучше бы вы в магазин сходили.
С этими словами она взяла последний мандарин.
– Минуточку! – запротестовал папа.
– Это наш приз! – пискнула я.
– Был бы ваш, если бы вы знали, что чихуа ест фейхоа, – с большим достоинством сказала матушка и ушла вместе с мандарином.
– Венгерская выжла сожрала пирог и вышла, – горестно сказал папа, но я сказала, что мы всё равно оба проиграли, так что пусть не выпендривается.

+1

442

))

0

443

А по дружбе?
Сижу с утра раннего на работе, бумаги оформляю. Заглядывают в кабинет очки:

— Вы тут что делаете? — вместо «здрасьте».

— Работаю. Здравствуйте.

— Неправда! Я знаю, где вы теперь работаете!

— И что?

— Не здесь!

— Да, я тут тайком заняла чужое кресло!

— Я на вас в милицию заявлю!

— За что?

— Вы заняли чужое кресло!

— Хорошо. Заявляйте. Только быстро.

— Почему?

— Я убегу!

И тут дедуля рысью куда-то унесся. Сижу, улыбаюсь…

Предыстория, чуть больше года назад:

Утро. Пинком практически открывается дверь в кабинет. На пороге немолодой дядечка в очечках. С неописуемым выражением лица, название которому — жажда поскандалить. Сразу думаю, кто из моих сотрудников и по какой теме мог обидеть это воплощенное возмездие.

— Здравствуйте.

— Здравствуйте.

— А что вы тут делаете? — с наездом так.

— Работаю.

— Кем? — (человек перед тем, как вломиться без стука, минуты три изучал табличку на двери, дверь приоткрыта и это было заметно)

— А вы сейчас разве не прочитали на двери?

— А вдруг это не вы?

— Это — я!

Беру инициативу в свои руки:

— Я могу вам чем-то помочь?

— Нет! Скажите — где общество «Знание» сидит?

— Дальше по коридору, после лестницы.

— А кабинет какой?

— Не знаю.

С возмущением:

— Как не знаете?!!

— Вот так — не знаю.

— Вы плохой работник!

— Почему?

— Вы не знаете, где сидит общество «Знание»!

— Я хороший работник!

— Почему это?!

— Я не знаю, где сидит общество «Знание». Значит, в рабочее время я сижу и работаю, а не гуляю по зданию.

— Это неправильно!

— Почему? Вы считаете, что в рабочее время работник должен изучать расположение кабинетов других структур?

— Вы работаете в одном здании!

— Правда?

— Я буду на вас жаловаться!

— За что?

— Вы не знаете, где сидит общество «Знание»!

— Хорошо. Кому жаловаться-то?

— Вашему начальству!

— А кто мое начальство?

Дядечка впадает в ступор. Потом просыпается с прежней решительностью.

— Я буду на вас жаловаться за то, что вы не знаете своего начальства!

— Я знаю.

— Но вы же у меня спрашивали!

— Да. Вы собирались жаловаться моему начальству, и я уточняла, какому. Его много.

— Почему вы мне этого не сказали?

— Вы не спрашивали.

— Я буду на вас жаловаться!

— Кому?

— Вашему начальству!

— А почему не в милицию?

— За что?!

— Я не знаю, где сидит общество «Знание».

— Я жалобу напишу!

— Пишите. Бумага вот.

— Вы мне на компьютере наберите!

— Жалобу на меня?

— Да!!

— Не буду!

— Почему?

— Это не входит в мои служебные обязанности.

И вот тут он меня сделал. По полной программе.

— А по дружбе?

+3

444

Психолог (П): Ну че?

Клиентка (К): У меня, знаете ли, аллергия.

П: И че?

К: Ну как? Я страдаю, у меня вот глаза слезятся. Хочу разобраться, найти причину. Это же психосоматика, верно?

П: А психосоматика - эт че?

К: Насколько я понимаю, это когда психологические причины влияют на физическое состояние организма. Мне бы хотелось осознать причины, и я верю, что это поможет перестать реагировать на цветение березы.

П: А, вон че!

К: Да! Это удивительно, я слышала, что так бывает. И очень хочу сама так же излечиться. Аллергия - это же всего лишь симптом. На самом деле, скорее всего, я так чувствую, что источник симптома где-то в детстве.

П: Ничеси! И че?

К: Ну мне кажется, что аллергия напоминает мне, что я беспомощна, уязвима и не могу это принять. Я хочу взять под контроль цветение березы. Подсознательно, понимаете? Вот она цветет, а я как будто хочу этим управлять.

П: Ну цветет. А тебе-то че?

К: Действительно. Странно хотеть контролировать это. Спасибо вам, спасибо! Я все поняла! Вы Великий психолог! Боже, я счастлива!

П: Да лан, че ты.
....
Инет.

0

445

баян

здравствуйте , доктор
здравствуйте
снимайте штаны
зачем ?
я доктор
я знаю что надо делать  !

сняли
снял

на что жалуетесь ?

я хотел узнать , куда разгружать уголь ?

0

446

Обожаю такое эмигрантское творчество...

Рассказ Александра Матлина, который по ошибке «присвоили» Довлатову

Это было много лет назад, вскоре после того, как я приехал в Америку.
Мы познакомились случайно. Я звонил из автомата, а старый Айзик стоял рядом, возбуждённо сверкая очками. Он шестьдесят лет не слышал русской речи. С трудом дождавшись, чтобы я повесил трубку, он радостно выпалил:
- Здравствуйте-как-поживаете!
Я вежливо удивился:
- Вы говорите по-русски?
- Who? Я? - закричал Айзик. - Конечно, говорю! А как же не говорю! Я родился в Киев губерни! А вы давно здесь приехали?
- Не очень.
- Поедешь обратно?
- Нет. Обратно не поеду.

Старик внимательно посмотрел на меня поверх очков.
- Хочешь иметь ланч со мной? Ты будешь мой guest .
В ресторане царила прохладная полутьма. Красноватое мерцание свечей слабо шевелилось над столиками. Подошла хорошенькая официантка и долго допытывалась, как нам прожарить мясо и чем полить салат.
- Хочешь dry martini ? - спросил меня Айзик.
- Хочу. А вы?
- Я нет. Я хочу два dry martini .
Он расхохотался, искренне радуясь своей шутке. Потом сказал:
- Слушай, Алегзандер, я хочу спросить вас один вопрос. Может быть, это не очень nice вопрос. Ты немножко не идиот?
- Нет. То есть... не знаю.
- Зачем ты приехал в эту страну? - сказал Айзик. - Это terrible! Это очень плохая страна.
- Чем же? - испугался я.
- Чем? - закричал Айзик. - Ты знаешь, какие здесь taxes? За один мой дом я плачу fifteen hundred долларов в год!
- У вас есть свой дом? - спросил я наивно.
- У меня три дома. Один здесь, один в Калифорнии и один во Florida. Только за один здесь я плачу тысячу и пятьсот. Это не terrible?
- По-моему, нет. Раз платите, значит, есть чем.
- Конечно, есть, - рассердился Айзик. - Я всю жизнь работал. Я имел четыре аптеки. Я очень тяжело работал.
- Я тоже работал в Советском Союзе. Много аптек я там заработал?

При упоминании о Советском Союзе Айзик посветлел:
- В России очень хорошо, - проникновенно сообщил он. - Там бесплатная медицина. Бесплатный education. Там совсем нет антисемитизма.
- Что вы говорите! - поразился я. - Вы были в Союзе?
- Нет. Мой друг Соломон был. Он видел много евреев. Прямо на улице. Да. Они свободно ходят по улице. Соломон кушал такой delicious борщ, какой никогда в жизни не кушал. Он говорит, что там очень красивый subway и стоит всего пять копеек. Он говорит, что русские people очень хорошие. Ему ни разу никто не сказал “ж#д”…

Мы допили свои dry martini, съели салат и принялись за мясо. Мясо сочилось и благоухало. Я сказал, чтобы что-то сказать:
- В Союзе такого мяса нет. Впрочем, там никакого нет.
- Ай, бросьте, - сказал Айзик. - Здесь то же самое. Вчера я пришёл в супермаркет, хотел купить филе-миньон. Так нету. Они мне начинают предлагать всякие top sirloin, London broil, round beef. Я им говорю: зачем мне ваш round beef, если я хочу филе-миньон? Они говорят: извините, мы очень sorry. Зачем мне их “извините”?
- Ужасная история, - согласился я. И что вы сделали?
- Как что? Сел на машину, поехал в другой супермаркет и купил себе филе-миньон. Хочешь ещё выпить?
Мы заказали по третьей. Айзик сказал:
- Ты, Алегзандер, наверно думаешь, что в Америке очень хорошо. А ты знаешь, какой здесь crime? Ты почитай газеты. Каждый день кого-нибудь убили. В России этого crime нет.
- Откуда вы знаете, Айзик?
- Соломон рассказывал. Он читает советские газеты. И там никогда ничего нет про crime. Понимаешь? У них совсем нет crime! Я начал пьянеть, то ли от третьего dry martini, то ли от сокрушительных доводов своего собеседника.
- Айзик, - сказал я. - Скажите мне, какая бесплатная медицина вернёт к жизни сотни тысяч расстрелянных? Какое бесплатное образование компенсирует униженное достоинство миллионов граждан? Ответьте мне, Айзик, если вы меня понимаете!
Айзик молча доедал остывающее мясо.

- Well , - наконец сказал он. - Это, конечно, нехорошо, когда тебя расстреливают. Но знаешь, Алегзандер, я не верю, что это правда. Потому что это impossible. Ну, допустим, арестовали одного или двоих. Ну, троих. Но зачем, скажи мне, пожалуйста, русские people стали бы терпеть дальше? Они не такие дураки. Они бы позвали полицию и прекратили бы это безобразие. Правильно?
Айзик рассмеялся и дружески похлопал меня по плечу. У него было открытое, доброе лицо человека, постигшего естественные законы логики. В глазах искрилась радость за далёкую и прекрасную Россию, где метро стоит пять копеек, а евреи прямо так и ходят по улице.

- Айзик, - сказал я, стараясь попасть в тональность, - я имею хорошую идею. Вы будете любить эту идею. Переезжайте в Советский Союз. У вас будет бесплатное лечение. Вы будете ездить на метро. Кушать борщ. Вы будете счастливым человеком, Айзик.
- Who? Я? - спросил Айзик, внимательно глядя поверх очков. – Ехать туда жить? Слушай, Алегзандер, ты умный бойчик. Ты имеешь еврейскую голову. И я хочу тебя спросить один вопрос: ты немножко не идиот?

+3

447

Развод по-одесски

Лев Гринфельд

Дядя Алик приходит в мой магазин всегда после обеда. Он спрашивает, где его стул, садится и многозначительно молчит. Ему нравится, когда идет бурная торговля. Он может смотреть на этот процесс долго и с удовольствием, как пьяный романтик на костер.

– Как ваши дела? – интересуюсь я, пока нет клиентов.

– Володя, мне семьдесят пять. Какие могут быть дела, когда первая половина пенсии уходит на еду, а вторая – на её анализы? Зачем вам мои жалобы? Это не ходовой товар. Хотите услышать за чужое здоровье, идите в очередь в поликлинике и берите там все это счастье оптом. Я сегодня по другому делу.
– Я весь – одно большое ухо.

– Володя, у вас есть автомобиль?

– Есть.

– Я знаю, что есть. Но мне кажется, вам должно быть приятно, когда вас об этом спрашивают. Так вот, я имею, что предложить до кучи к вашему высокому статусу владельца «Жигулей». Я хочу практически подарить вам одну шикарную вэщь.

Он бережно разворачивает пакет, извлекает оттуда старые, потертые часы с блестящим браслетом.
– Вам ничего не надо делать. Просто выставите локоть из окна. Пусть солнце поиграет немного на богатом ремешке. Через пять минут в машине будет сидеть орава таких роскошных ципочек, что даже я, Володя, на полчасика бы овдовел. А вы знаете, как я люблю свою Ниночку. Остальные женщины будут кидаться вам под колеса и оттуда проситься замуж.

На лице ни тени улыбки. Он почти никогда не шутит, он так мыслит.

– Вы только подумайте: часы, ципочки, машина, и со всего этого поиметь удовольствий за каких-то сто никому, кроме меня, ненужных гривен.

– Двадцаточку насыпать можно. Да и то – из большого к вам уважения. Ваш «богатый» ремешок сильно инкрустирован царапинами, – без энтузиазма верчу я в руках ненужную мне «вэщь». Дядя Алик берет паузу и задумчиво смотрит сквозь очки в окно.

– Знаете что, Володя? Я дам вам один хороший совет, и вам это ничего не будет стоить. Пойдите в наше ателье, спросите там тетю Валю и попросите пришить вам большую пуговицу на лоб.

– Зачем?

– Будете пристегивать нижнюю губу. Двадцать гривен за почти швейцарские часы?! Даже не смешите мои мудебейцалы. Это часы высшего сорта! Сейчас этого сорта даже детей не делают. Эта молодежь с проводами из ушей и витаминами из Макдональдса… Её же штампуют какие-то подпольные китайцы в Бердичеве. Сплошной брак.

Он делает неповторимый жест рукой, означающий высшую степень негодования.
– Володя, у меня есть пара слов за эти часы. Я всегда был человек, душевнобольной за свою работу. У меня никогда не было много денег, но мне всегда хватало. Так научил папа. Он был простой человек и сморкался сильно вслух на концертах симфонического оркестра. Но, как заработать, а главное – как сохранить, он знал. Папа говорил, что надо дружить. Так вот, о чем это я? Да, на работе я дружил с нашим бухгалтером Колей.

– Это у вас национальная забава – со всеми дружить.

– А как по другому? Слушайте дальше сюда. Сверху у этого Коли была большая голова в очках. А снизу – немного для пописать, остальное – для посмеяться. В общем, с бабами ему не везло, страшное дело. А у меня была знакомая, Зиночка Царева, с ней я тоже дружил. Такая краля, что ни дай божэ. И я пригласил ее отметить вместе тридцатилетие нашей фабрики. Первого июня, как сейчас помню. И тут у нас объявляют конкурс на лучший маскарадный костюм. Ну, вы же знаете, я – закройщик, мастер на все руки. Сделал себе костюм крысы: ушки, хвост, голова. Чудо, а не крыса. Зиночке сообщил по секрету, что буду в этом костюме. Вы следите за моей мыслью?

– Обижаете.

– И знаете что? Вместо себя, в этот костюм я нарядил шлимазла Колю, показал на Зиночку и сказал «фас», а сам собрался поехать в санаторий. Бухгалтер в костюме крысы… Он смеялся с себя во все свои два поролоновых зуба.

Дядя Алик усмехается и смотрит на меня, выжидая, что я оценю всю тонкость юмора, как минимум, заливистым хохотом. Улыбаюсь из вежливости.
– И вот еду я на встречу с квартирантами, чтобы сдать на лето свою однокомнатную, заезжаю на заправку и что я вижу? В шикарном автомобиле «Жигули» первой модели с московскими номерами сидит обалденная цыпа и умирает с горя. Деньги у нее украли, а ехать надо. Эта профура просит меня заправить ей полный бак и двадцать рублей на дорогу, а за это предлагает рассчитаться очень интересным способом не с той стороны. Да, это сейчас молодежь кудой ест, тудой и любит. Володя, вы не в курсе, что они хотят там оплодотворить? Кариес? Я тогда об этом только слышал от одного старого развратника Бибиргама, ходившего в публичный дом до революции, как я на работу. В то время это считалось извращением, тем более за такие деньги.

– И вы проявили излишнее любопытство…

– Излишнее – это совсем не то слово. Там получился такой гевалт, что вы сейчас будете плакать и смеяться слезами. Отъезжаем мы с ней в посадочку. Она сама снимает с меня панталоны и тащит все, что в них болтается, себе в рот. Азохен вей, что она вытворяла! Этой мастерице нужно было служить на флоте – ей завязать рифовый узел, не вынимая концов из рота, как вам два пальца на чужой ноге описать. Я прибалдел, что тот гимназист. Приятно вспомнить, – он ненадолго замолкает, прикрывает глаза, по его лицу блуждает довольная улыбка.

– Я сейчас подумал: может, нынешняя молодежь таки все правильно делает? Так вот. Почти в финале я вижу, как мою «Волгу» вскрывают какие-то три абизяны. Представляете? Я выскочил наскипидаренным быком и без штанов побежал спасать имущество.

– И что? Отбили ласточку?

– Володя, посмотрите на мою некрещеную внешность. Вам оттуда видно, что я не Геракл? Или вы думаете, они испугались моего обреза? Бандиты немного посмеялись, и я накинулся на них, как голодный раввин мацу. Я рвал их зубами и получал за это монтировкой по голове. Володя, там остался такой шрам, такой шрам… Я никогда не брею голову – не хочу, шобы мой верхний сосед Борис Моисеевич, дай бог ему здоровья, видя как я иду через двор в магазин, кричал со своего балкона: «Смотрите, смотрите! Залупа за семачками идёт!». Он это и так кричит, но если бы я брился, Борис Моисеевич оказался не так уж неправ. А это обидно. Остался со шрамом, зато без трусов и машины. Что интересно, эта топливная проститутка таки спасла мне жизнь.

– Как? Разве она не была в сговоре с угонщиками?

– Конечно, была. Но эти три адиёта так поспешно погрузились в мою «Волгу», как барон Врангель на последний пароход до Константинополя, и на первом же повороте расцеловали телеграфный столб. Тормоза отказали. А я в больницу попал на три месяца.

– Хорошо, что так обошлось.

– Какое обошлось? Шо вы такое говорите? Квартира несданной все лето простояла! Это были страшенные убытки. Потерянное лето шестьдесят восьмого…

– А с Колей-то что?

– А что ему сделается? Он так танцевал с Зиночкой, не снимая верхней части костюма, что ровно через девять месяцев у них пошли крысята.

– .Забавно.

– Да, Володя, кто скажет вам, что в СССР секса не было, плюньте ему в лицо. А потом киньте туда камень. Все было. Тогда женщина могла забеременеть оттого, что заходила в комнату, где пять минут назад кто-то делал детей. На каждом советском головастике стоял ГОСТ и знак качества. Отцовство подстерегало меня на каждом шагу, но я не давался. А Коля поднял белый флаг с первого выстрела. Я танцевал у них на свадьбе, как скаженный. Сейчас Коля ходит весь во внуках и говорит мне спасибо.

– Так при чем тут часы?

– Ах, да. Часы… Разве я не сказал? Их и путевку в санаторий я выменял у Коли на костюм крысы.

– Хе-хе. Получается, вы променяли Зиночку на часы.

– Вы, конечно, исказили мне картину. Но даже если и так. Я сделал это по дружбе. К тому же, Зиночка была очень советская, а часы – почти швейцарские. Улавливаете две эти крупные разницы? Вы хотите сказать, это не стоит сто гривен?! За Зиночку Цареву?! Это была такая краля…

– Думаю, стоит, – улыбаюсь и достаю деньги.

– Учтите, что сегодня я не принимаю купюры, где ноль нарисован только один раз. Мне будет стыдно покласть их в карманы моих парадно-выходных брук. Я хочу достать при моей женщине цельную сотню и пойти с обеими в кафе «Мороженое».

– Хорошо, дядя Алик, – я нахожу самую нарядную хрустящую сотню. Он с достоинством прячет деньги в карман и уходит.

А недавно, раскрутив часы, я обнаружил внутри современный механизм с батарейкой и надпись на крышке «Made in China». Ну, что сказать?

+2

448

#p103002,Rick написал(а):

А недавно, раскрутив часы, я обнаружил внутри современный механизм с батарейкой и надпись на крышке «Made in China». Ну, что сказать?

http://www.kolobok.us/smiles/light_skin/sarcastic.gif

0

449

Сергей уже опаздывал на дежурство...

Сергей уже опаздывал на дежурство, а потому даже не бежал, а несся на работу, поскальзываясь и совершая немыслимые кульбиты. Оставалось три минуты, когда он, переведя дыхание, чинно вошел на приемный блок оперативной гинекологии областного роддома города, скажем, N.
В отделении он работал медсестрой. В трудовой стояла запись "медбрат". Но кому какое дело. Будучи студентом пятого курса лечебного факультета и уже покатавшись на скорой в качестве санитара, а потом и фельдшера, Сергей, лелея давнюю мечту стать акушером-гинекологом, устроился на полставки медсестрой в роддом. Дежурства были не часты - 4-6 ночей в месяц, как правило, с пятницы на субботу. И спустя полгода работы стали обыденны и однообразны. Хотелось какого-то драйва. И драйв себя ждать не заставил.

На приемнике кроме дежурной медсестры была старшая. Галина Федоровна Силакова. Этот человек с первой встречи поразил Сергея до глубины души. И не прекращал поражать из раза в раз. Во-первых, Галина Федоровна была напрочь косой. То есть глаза смотрели вообще в разные стороны. И понять в какой говорить было очень сложно. Во-вторых, она оперировала в разговоре всем русским языком со всеми оборотами и идиомами. И это людей интеллигентных приводило в легкий трепет. В-третьих, она была настоящим профессионалом своего дела, и научила сестринской работе Сергея буквально за неделю. Особо не церемонясь в выражениях.

Сергей аккуратно втянул некстати выползшую соплю и поздоровался. Медсестра Наташа, приветливо улыбнувшись, помахала ручкой. Силакова, увидев медбрата левым глазом, начала разворачиваться в его сторону. Сначала повернулась голова, и она окинула взглядом Сергея с ног до головы. Учитывая особенности ее зрительного аппарата, картинка выходила жутковатая. У Сергея слегка закружилась голова, засосало под ложечкой, стало подташнивать. Спустя секунд пять в его сторону развернулся весь необъятный организм, руки которого уперлись в боки.

- Ну, здравствуй, Сергей Соломоныч. Иди сюда, пидор. – ласково произнесла Силакова. Начало диалога явно не предвещало ничего хорошего. Тем паче, что в миру Сергей был Яковлевичем, правда Фридманом.

- Добрый день, еще раз, Галина Федоровна. Что-то случилось? – как-то напрягшись, спросил Сергей, со свистом втянув неугомонную соплю.

- Ты в ту пятницу дежурил? - ледяным голосом осведомилась старшая медсестра. Сергей попытался припомнить, где он мог накосячить. Не вспомнил.

- Ну.

- Баранки гну. Ты чего бабам в двенадцатой палате наплел? Весь роддом на ушах неделю стоит.

- Ээээ... Да вроде ничего такого не говорил. - Покривил душой медбрат. Говорил, да еще как говорил. Пел соловьем. Но кто ж знал, что его невинная шутка выльется в такой малоприятный диалог с Галиной Федоровной.

- Сейчас-то ты чего брешешь? Еще раз такое услышу, вырву кадык. Больше не побрешешь. - Старшая развернулась и, глядя вперед правым глазом, двинула в отделение.

Сергей побежал переодеваться. По пути встретил заведующую оперативной гинекологии. Молча остановились друг перед другом. С глазами у нее все нормально, разве что были они немного навыкате. Хрен знает, сами такие или Базедова болезнь.

- Добрый вечер. - Опасливо произнес Сергей. В теплой куртке и от избытка чувств он уже вспотел.

- Фридман, ты... – Главврач потрясла указательным пальцем. Пауза затягивалась. Дежурство уже началось.

- Я.

- Ты чего там?

- Что?

- Иди, работай. И, чтоб ни-ни.

Сергей отправился в раздевалку, на ходу гадая, что же такого произошло, если даже заведующая, которая за словом никогда в карман не лезла, теперь этих слов не находит.

Переодевшись, он поднялся в отделение. Персонал встречал его, как героя. Хлопали по плечу. Восхищались. Выражали свой восторг разными доступными способами. Тревога в душе медбрата нарастала.

- Лидия Кирилловна, что тут было-то. – Поинтересовался Сергей у дневной медсестры. И она поведала. Начало-то он помнил и сам, но концовка превзошла все его ожидания.

В отделении оперативной гинекологии существует палата лапараскопических больных. То есть в ней лежат первые сутки после лапароскопий. Это такие операции, когда в брюхе делают три дырки и через них путем хитрых манипуляций удаляют всякие ненужные запчасти, трубы там, аппендикс. Быстро. Красиво. Не так больно потом. В категорию таких пациенток попадают, как правило, молодые дамы, среднего возраста 22 лет. В палате шесть коек. Через каждый час туда завозят после операции нового постояльца. А на следующий день всех переводят по другим палатам, чтоб место не занимали.

Зайдя в палату, дабы выполнить назначения врача, Сергей увидел следующую картину. Все койки были заняты молодыми дамами, в разной степени мучающихся отходняком от наркоза. Оно и понятно – оперировали-то их по очереди. Поставив укол баралгина одной из них, Сергей уже собрался уходить, как услышал вопрос.

- Доктор, а что это такое? – Вопрос исходил от пациентки только что получившей дозу обезболивающего. Носом она указывала на свой локоть, из сгиба которого торчала канюля кубитального катетера. Это такая пластиковая трубка с заглушкой на конце, которую, дабы не колоть вену 10 раз, анестезистки ставят перед операцией, приклеивают к коже специальным пластырем, а потом через пару дней извлекают. Выглядит кубитальный катетер конечно несколько футуристично – полупрозрачный пластик, завинчивающаяся крышечка, сбоку микрофильтр, пластырь этот специальный опять же. Новые технологии, фигли. Понятно, что у человека неподготовленного такая штука, нагло торчащая из организма, вызовет массу вопросов, тем паче, что перед операцией-то ее не было. Первый вопрос – что это?

- Кубитальный катетер. – В сто сороковой раз за год ответил Сергей. Он привык. И был готов пуститься в подробные объяснения. К тому, что его называют доктором, он тоже привык. Зачем доказывать, что ты медбрат, объяснять, почему в отделении гинекологии? Доктор так доктор.

- А что это такое? – Слабо пропищала не до конца отошедшая от наркоза девушка. Надо сказать, что современная молодежь читает мало, и особым умом не блещет.

- Никто не знает что это? – Спросил у палаты Сергей. Никто не знал, выразилось это в негромких «нет» и слабых покачиваниях головами. И тут у медбрата что-то щелкнуло в голове. - Все знают, почему лапароскопическая операция такая дорогая?

- Нет. – Донесся шепот из разных углов. Заманчивая идея обретала в голове Сергея объем.

- Ну, вы даете. Надо же читать, что подписываете. – Девушки напряглись. – Сама-то операция копейки стоит. Что там три дырки сделать? Основная сумма - это дорогостоящее оборудование, которое имплантируется вам по ходу оперативного вмешательства. А именно микрочип с мнемофункцией и кубитальный катетер с рассасывающимся проводником. Понятно объясняю?

- Нет. – Опять захрипело по углам.

- Короче, во время операции анестезиолог вводит вам через локтевую вену проводник, на конце которого располагается микрочип. По кубитальной вене он ведет его в плечевую, затем подключичную и яремную вены. Доходит до мозга. Дальше проводник, обладающий тепловой памятью, изгибается соответственно ходу вен и достигает таламуса в области мозолистого тела поближе к хиазме зрительного нерва. Где происходит установка чипа. Через пару дней проводник рассосется, и анестезистка извлечет оставшуюся пластиковую часть катетера.

- А зачем все это? – испуганно спросила какая-то более или менее ожившая девушка.

- А это самое интересное. В будущем, когда вы придете на прием к врачу, вам не понадобится отвечать на нудные вопросы, типа когда, с кем, сколько. Врач приставит к вашему темечку сканер и у него на компьютере высветится ваш анамнестический паспорт: сколько партнеров, когда, какие сопутствующие заболевания, аборты там, роды. Все, короче. Очень, знаете ли, облегчает работу.

Палата засуетилась. Выразилось это в усилении стонов и покряхтывании.

- А можно его извлечь, пока проводник не рассосался? – спросил кто-то.

- Я думаю, нет. Да и зачем? Это же для вашего блага. Опять же занимаются этим у нас сертифицированные анестезиологи-реаниматологи. Они все дома до понедельника. Так что не напрягайтесь. Выздоравливайте. – Медбрат пошел заниматься своими непосредственными обязанностями. К утру, он уже забыл о своей шутке. Сдал смену и отправился на учебу.

Когда от наркоза отошли все, в палате №12 был учинен военный совет, который постановил, что это дело совсем не дело, и чипы надо извлекать. Решено было поспать и утром идти к врачу. Утро, знаете ли, вечера мудреней. В 9:30 утра двенадцатая палата в полном составе явилась пред ясны очи дежурной медсестры Натальи Леонидовны. Наталья Леонидовна проработала двадцать пять лет в отделении оперативной гинекологии, и всю карьеру медсестрой. Новыми технологиями она не интересовалась. Режут и режут себе хирурги. Наше дело маленькое – выхаживай и выполняй назначения.

- Выньте нам чипы из мозгов. – Ультимативно и вразнобой заявили девушки.

«Опаньки», подумала медсестра, «массовый психоз».

- Какие еще чипы?

- С мнемофункцией.

- Откуда они у вас? – спросила Наталья Леонидовна, и подумала «главное не злить – удавят, вон глаза как блестят».

- Нам их во время операций вчерашних вживили. – И девушки поведали о том, как вчера приходил врач, и рассказывал про новые технологии и про стоимость операции.

Многие, наверное, замечали, что врачи умирают обычно от тех болезней, которые пытаются лечить. Наркологи спиваются. Онкологи гаснут от онкологии. Дерматовенерологи нет нет да и подхватят какой-нибудь триппер. Психиатры не исключение. Шиза косит их ряды медленно и верно. Четкий, выверенный, качественный бред может убедить кого и в чем угодно. А уж когда бред массовый… очень, очень сильная штука.

Плотина здравого смысла рухнула и медсестра поверила. А поверив, посочувствовала и сказала:

- Пойдемте к дежурному врачу. Он должен знать, что делать.

Всем кагалом двенадцатая палата во главе с дежурной медсестрой двинула в ординаторскую, где, не ведая о готовящемся ударе судьбы, пил чай дежурный акушер-гинеколог. Точнее пила, сидя на диване, смотря телевизор, закинув ноги на стул перед собой, поедая печеньки. Зрелище передвигающейся эээ… послеоперационной толпы, надо сказать гнетущее. Все держатся за животы. Кто-то несет в руках бутылочку на веревочке, в которую (бутылочку) опущен дренаж, другим концом воткнутый в брюхо обладательницы такого неоднозначного девайса. Кого-то, что понятно тошнит. Раздаются стоны, слышно поверхностное дыхание, шарканье тапочек. В общем, люди расступаются и жмутся к стенам.

Все ввалили в ординаторскую. Милая пухленькая доктор повернула голову, во рту у нее была печенька:

- Фто ната? Кхакхого хрена Натафа?

- Извлеките нам чипы из мозгов. – Решительно заявили пациентки протягивая к врачу руки с оголенными локтевыми сгибами.

- Да, Светлана Владимировна надо бы помочь девушкам. Убрать пока не поздно чипы. Они же не знали, что подписывают. А когда узнали – уже имплантировали им их. – Наталья Леонидавна с жаром выпалила эту фразу и застыла в ожидании стремительных действий врача.

Печенька изо рта акушера вывалилась на пол.

- Какие на хер чипы, Наташа, ты в своем уме? – Крошки печенья вылетали изо рта врача метра на полтора. Взгляд затуманился. Такое спокойное дежурство стремительно прекращалась в кошмар. Всем назначать реланиум. Вызывать со скорой писхбригаду. Решать вопросы с психдиспансером. Не позавидуешь.

Медсестра оценила этот нетривиальный жест так, что где-то она все-таки не права. И что-то происходит не так. В ее глазах начала рождаться мысль. Но шиза так просто не отпускает. Из-за ее спины раздался гомон голосов.

- Извлеките нам чипы. Нам сказали, что у нас в головах чипы.

- Фхто фказал? - Недопрожевав, спросила доктор. Крошки изо рта легким снегом упали на безукоризненно синюю хирургическую пижаму.

- Доктор сказал. Вчера вечером приходил и все объяснил. - Жаловались женщины. И они поведали дежурному врачу сагу о том, как им ставили чипы в мозг.

Пока они это рассказывали, мысль из глаз медсестры, так до конца и не придя, решила удалиться, взяв за руку мысль из глаз врача.

Доктор на самом деле была не из этого отделения, была она из роддома. И в роддоме она работала безвылазно уже лет двадцать. В гинекологии появляясь только на субботние и воскресные дежурства. Так, подумала врач, главная у нас с выдумкой, ездит на всякие выставки и симпозиумы, могла и привезти какое-нибудь ноу-хау. Звонить ей и спрашивать? Да ну на фиг. Скажет еще, что тупая, и за литературой не слежу.

- Девочки, не переживайте. Все будет хорошо. Вот придет в понедельник заведующая, она все вопросы и порешает. - Мягко увещевала доктор. На эту реплику ответом ей было грустное мычание. 12-я палата переживала - проводник-то вот вот рассосется.

Вечером в палату пришла анестезистка, дабы удалить катетеры. Их действительно извлекают через два дня, чтобы не образовались тромбы. Но не тут-то было. Дамы плакали. Дамы убегали от медсестры. Короче, была массовая истерика и помешательство, и явное несоблюдение всех медицинских норм и протоколов. Кое как катетеры извлекли, отловив сумасшедших по одной. Эта немудреная процедура ввергла 12-ю палату в отчаяние - на концах катетеров проводников не было. Рассосались.

Депрессирующую палату утром сдали по смене. Воскресная смена как и субботняя была не сильна в новых технологиях. Но ко всему прочему информация о чипах была передана врачом врачу на полном серьезе. Назревал нешуточный скандал.

Утром в понедельник после общебольничной планерки в ординаторской отделения оперативной гинекологии собрались: врачи гинекологи(7 штук), старший ординатор (1 штука), доверенный терапевт (1 штука), интерны (8 штук), ординаторы (3 штуки), аспирант (1 штука), доцент кафедры (1 штука), заведующая отделением (1 штука). Все расселись за столы, на диване, в кресла. Кто-то стоял. Заведующая рассказывала о своей оперативно-гинекологической юности. Публика благоговейно молчала. Посреди жаркого монолога открылась дверь ординаторской. Ввалились шесть пациенток 12-й палаты. Хором упали на колени и, утирая слезы, начали умолять главврача извлечь им чипы из мозга.

Зрелище и само-то по себе нешуточное, но учитываю внешний вид просителей просто сногсшибательное - бледныые лица, сухие тонкие губы, впавшие глаза с кругами под ними. Да, нелегко даются бессонные ночи..

Трудно было переубедить женщин в том, что деньги они заплатили не за чипы, а за операцию. Но коллектив отделения за каких-то три часа справился с этой задачей. Работа на этот период времени была, конечно, парализована. Еще около часа ушло на выяснение личности врача. Оставшуюся часть дня отделение придумывало кару. Но, как известно, если хочешь, чтобы что-то было сделано, лучше это делать одному, ну, вдвоем. Так что Сергей отделался легким испугом. Но после этого так уже не шутил. Хотя и хотелось.

+4

450

СДС!
Но не верится прям, что так бывает.

0


Вы здесь » Амальгама » Шутить изволите... » Всякие рассказики.