Содействие - исключение из 3-го закона Ньютона.

Амальгама

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Амальгама » Лукошко » свои стихи


свои стихи

Сообщений 1 страница 30 из 89

1

твои стихи

0

2

Вот позвал Лукаш Jsem-a
Сразу появилась тема.

Позвал? Он то твой пост видел или просто оставил сциллку-харибдку?

0

3

ссылка и тюрма

0

4

#p28856,Эрик написал(а):

Он то твой пост видел?

Ну не хочет Лукаш его приглашать. Может, ты попробуешь?

0

5

сослал я ему ссылку
сослал

может он не умеет по ним ходить
может не хочет
и письмо послал

0

6

#p28959,OldBear написал(а):

Эрик
Он то твой пост видел?
Ну не хочет Лукаш его приглашать. Может, ты попробуешь?

Не хочу туда заходить, ну их на хер.

0

7

а ты с кем говоришь ?

0

8

С камнями и эликсирами, с драконами и вихрями, с морем и колючими кустарниками на истерзанных ветром скалами, с безумцами и призраками, с блестящими жужелицами и непостижимыми древними богами, с обитателями пучины и протуберанцами звезд в затерянных галактиках, с горизонтами событий черных дыр и смертоносными вирусами, с магическими печатями и гиперреальными константами  говорю я.
Но вот с обитателями сайлога я не хочу общаться, ну их на хер.
А я отвечал Медведю. Хотя, конечно, прочел, что ты слал сциллку-харибдку ему и голубей почтовых. Но вот вступил ли ты с Jsemoм в контакт или это пост вопиющего в вакууме. ХЗ?

Отредактировано Эрик (2016-01-06 18:23:34)

+1

9

Х4

0

10

Четверка похожа на японский иероглиф означающий смерть. Поэтому японцы избегают числа 4.
Из уважения к ним я бы попросил тебя передактировать пост на Х3,(9)

Отредактировано Эрик (2016-01-06 19:00:39)

0

11

#p28986,Эрик написал(а):

Из уважения к ним я бы попросил тебя передактировать пост на Х3,(9)

и не взрывать больше водородных бомб ?

0

12

А причем тут Япония и водородные бомбы?

Отредактировано Эрик (2016-01-06 19:14:49)

0

13

Испытание водородной бомбы в КНДР: Южная Корея и Япония в тревоге

0

14

#p28856,Эрик написал(а):

Jsem

-на письмо ответил
ждем действий

0

15

Ну и здорово.

#p28988,лукаш написал(а):

и не взрывать больше водородных бомб ?

А водородные бомбы тоже, пожалуйста, не в Северной Корее. У тебя есть дача, вот там и взрывай. Вот почему там ты ни одной не взорвал? Да и сколько бомб ты наделал из попизженных на работе деталей и почему бомба в Северной Корее тобой испытана, а не на даче?

0

16

Бросая к небу колкий иней
И стряхивая белый хмель,
Шатаясь, в сумрак мутно-синий
Брела усталая метель.

В полукольце колонн забыта,
Куда тропа еще тиха,
Покорно стыла Афродита,
Раскинув снежные меха.

И мраморная грудь богини
Приподнималась горячо,
Но пчелы северной пустыни
Кололи девичье плечо.

А песни пьяного Борея,
Взмывая, падали опять,
Ни пощадить ее не смея,
Ни сразу сердце разорвать.

Всеволод Рождественский, 1916

0

17

Афродита как то не вписывается.
Миктлансиуатль лучше.

0

18

вулкан штоль ?

0

19

Майския богиня холода и смерти, то есть у древних, которым календарь надо перезагрузить.

0

20

а в Ирландии есть вулканы ?

0

21

Вулканы есть везде, только потухшие и рассыпавшиеся.
Ну и новые вулканы на месте прежних.

Отредактировано Эрик (2016-02-19 13:48:51)

0

22

а у нас в волгодонске вулканов нету

0

23

Были, просто ваши предшественники их проебали, как вы сейчас Цимлу проебываете. Но что с вас возбмешь, динозавры вы там все.
Вот в пределах пары часов езды от моего домика 15 вулканов, они все почти вулканы неудачники, то есть, лакколиты, но ...
Вот погуглил "вулканы Пятигорья" чтобы самому не описывать

Застывшие легенды Пятигорья

Восторги классиков

У каждого приезжающего на Кавказские Минеральные Воды вызывают восхищение горы-лакколиты, эти причудливые создания древнего бога Вулкана, и ледовые вершины Главного Кавказского хребта. «Жалею, мой друг, - писал Александр Пушкин своему брату Левушке, - что ты со мною вместе не видел великолепную цепь этих гор; ледяные их вершины, которые издали, на ясной заре, кажутся странными облаками, разноцветными и неподвижными; жалею, что не всходил со мною на острый верх пятихолмного Бештау, Машука, Железной горы... Кавказский край, знойная граница Азии, любопытен во всех отношениях».
Авот как описывает наш край первооткрыватель многих минеральных источников московский врач Федор Петрович (Фридрих Иозеф) Гааз в своей книге «Мое путешествие на Александровские воды» (1811 г.): «Итак, я был в Георгиевске, в краю черкесов, о котором мне с восторгом рассказывал мой старинный друг почтеннейший профессор Блюменбах из Геттингена. Его воспоминания и то, что с ними связано, притягивали меня к этим местам, пугающим нас так же, как и наших предков; к этому краю, который поразительным и великолепным зрелищем гряды заснеженных гор, открывающихся разом, внушает вам почтение и требует уважения к этим огромным глыбам - останкам древнего мира; который необыкновенным видом гор Бештау справа и огромной, простершейся до Каспийского моря однообразной пустыней слева, бесплодной солончаковой и песчаной почвой, постоянством хорошей погоды заставляет думать о том, что вы перенеслись в другую часть света... Со свойственным мне пылом я влюбился в этот край, который, несмотря на свой дикий, пустынный и грозный вид,как-то по-особенному привлекал и очаровывал всякого путешественника».
Нельзя без волнения читать и такие строки: «На самом высоком плоскогорье, между Каспийским и Черным морями, словно вбитые в землю, стоят горы Бештау, из которых и бьют горячие ключи. Река Подкумок отделяет возвышенности от этих гор, постепенно снижающихся от гряды ледяных вершин Кавказа до ложа реки и обычно называемых черными горами в отличие от ледников. Их отличает и строение: они состоят из порфира и известняка первой формации, тогда как горы по другую сторону реки - второй формации. Слово «бештау» по-татарски означает «пять гор» (беш - пять, may - гора) и относится к основной горе с пятью вершинами или к другим, окружающим ее пяти горам. С возвышенности Ставрополя и Северной эти горы представляют в виде наростов на огромной равнине, которые выделяются как формой и расположением, так и содержащимися в них драгоценными сокровищами, исторгающимися из их недр для облегчения мук страждущих».
Нельзя не упомянуть и описание Михаила Лермонтова наших гор, которое он дает в своей повести «Княжна Мери»: «Вид с трех сторон у меня чудесный. На запад пятиглавый Бештау синеет, как «последняя туча рассеянной бури»; на север поднимается Машук, как мохнатая персидская шапка, и закрывает всю эту часть небосклона; на восток смотреть веселее: внизу передо мною пестреет чистенький, новенький городок, шумят целебные ключи, шумит разноязычная толпа, - а там дальше, амфитеатром громоздятся горы все синее и туманнее, а на краю горизонта тянется серебряная цепь снеговых вершин, начинаясь Казбеком и оканчиваясь двуглавым Эльбрусом... Весело жить в такой земле! Какое-то отрадное чувство разлито по всем моим жилам. Воздух чист и свеж, как поцелуй ребенка; солнце ярко, небо синё - чего бы, кажется, больше?».

И, конечно, просто необходимо привести небольшой отрывок из поэмы Михаила Лермонтова «Измаил-бей»:
В тот самый год, осенним днем,
Между Железной и Змеиной,
Где чуть приметный путь лежал,
Цветущей, узкою долиной
Тихонько всадник проезжал.
Кругом, налево и направо,
Как бы остатки пирамид,
Подъемлясъ к небу величаво,
Гора из-за горы глядит;
А доле царь их пятиглавый,
Туманный, сизо-голубой,
Пугает чудной вышиной.
(Стихи не мои, но оставил и не сунул под спойлер)

Восторги классиков и легенды

По-своему объясняли горские народы в легендах и преданиях происхождение гор Кавказа. Фантастическая горная цепь, протянувшаяся на полторы тысячи километров от Черного до Каспийского моря, с вершинами, покрытыми вечными льдами и снегами, издавна привлекала внимание народов, населяющих побережья Средиземного и Черного морей, равнинные просторы Европы. Непроходимые ущелья, отвесные скалы, таинственные пещеры становились для них пристанищами страшных духов, драконов, мифических животных. И Кавказские горы буквально «обросли» легендами и преданиями. Выдающиеся поэты и писатели многих стран использовали их в своих произведениях.
Так, французский писатель Александр Дюма-старший, который совершил путешествие по России в 1858 - 1859 годах, в том числе и по Кавказу, писал в своих записках «Кавказ»: «Итак, любезные читатели, если роман «Султанетта» и легенда «Шахдаг» не понравятся вам, вините в том плохую бумагу, на которой они написаны, но не меня». На 712 страницах книги, выпущенной в i86i году на русском языке в типографии Главного управления наместника кавказского, приведены его впечатления от России и таинственной горной страны. «Но вот солнце сделало еще одно усилие, - пишет в своих записках Дюма-старший, - и последние хлопья тумана испарились, открыв перед нами величественную гряду Кавказа - от Шат-Эльбруса до Эльбруса.
Казбек, поэтический эшафот Прометея, подставил снежную голову бездонному небу. На мгновенье мы лишились дара речи перед этой удивительной панорамой; это не было похоже ни на Альпы, ни на Пиренеи, ни на что-либо, некогда виденное нами; казалось, что представить это не в состоянии ни одно, даже самое изысканное воображение. Это был Кавказ...» В записках Александр Дюма приводит услышанную легенду об образовании гор Кавказа.
В стародавние времена жил да был на самой высокой из гор Кавказа - тогда еще гряды ровных, зеленых холмов - Отшельник. А повадился к нему ходить в гости Дьявол. Безжалостно мучила нечистая сила старца - не было у Отшельника ни дня покоя. И обратился Отшельник за помощью к Богу, и разрешил ему Бог проучить хорошенько исчадие ада. Отшельник раскалил на огне добела клещи и стал ждать, когда появится Дьявол. Как только Дьявол подошел к хижине и, как всегда, просунул в нее голову, чтобы испугать своим мерзким видом Отшельника, ловкий старец сотворил крестное знамение и схватил нечистую силу за нос раскаленными клещами. Дьявол взвыл от боли и принялся в ярости топать ногами и хлестать все вокруг хвостом. И такой величины у него был хвост, что вздыбил он всю землю от Анапы до Баку. Каждый удар обезумевшего от боли Дьявола прокладывал в некогда аккуратных, ухоженных Богом холмах пропасти и стремнины, разрезал расщелинами плодородные долины и вздымал до небес целые горы. Таким - в полнейшем и живописном беспорядке - остался Кавказ во веки веков, вплоть до наших дней.
Но больше привлекает наших современников другая романтическая легенда, непосредственно относящаяся к нашим живописным местам.
В давние времена, когда на месте горных цепей Кавказа простирались плодородные равнины, здесь жили легендарные богатыри-нарты. Предводителем у них был могучий князь Эльбрус. Имел он сына, бесстрашного джигита и воина Бештау. Беспечно протекала жизнь Бештау в набегах на чужие племена и среди веселых пирушек с друзьями. Понимал он язык зверей, и всегда в походах по долинам и лесам его сопровождали ловкая, бесшумная Змея, выносливый Верблюд, силач Бык, свирепый Лев.
Но однажды увидел Бештау красавицу Машуку в соседнем селении, и вспыхнула между ними пламенная любовь. Пришел он к отцу, попросил разрешения на свадьбу. Три дня и три ночи гуляли на ней нарты. Но все мрачнее и мрачнее становился Эльбрус, в сердце которого закралась запоздалая, всеиспепеляющая любовь к юной Машуке. И задумал он черное дело, позвал сына и велел ему отправляться в дальний набег на свирепое племя эмегенов, пожирателей людей.
Не посмел ослушаться Бештау отца, собрал своих молодых джигитов и ушел в дальние земли. Долго он не возвращался, а Эльбрус распространил слух о гибели Бештау и силой заставил Машуку стать его женой. Надел он ей массивное золотое кольцо, заточил в саклю.
Но не погиб Бештау, а с богатой добычей вернулся с товарищами в родное селение. Первыми его встретили Змея, Лев, Верблюд и Бык, рассказали ему о коварстве отца. Подкрался Бештау к сакле, где находилась Машука, увидел ее плачущей и тоскующей. И решили они бежать в дальние края. Глухой ночью в сопровождении верных друзей отправились они на север, где простирались глухие леса. По дороге сбросила Машука ненавистное обручальное кольцо Эльбруса. Наутро обнаружил Эльбрус отсутствие Машуки, собрал своих воинов и кинулся в погоню за беглецами. И вот именно здесь, где сейчас высятся горы-лакколиты, разгорелась битва между отцами и детьми. Храбро бились молодые дэ/сигиты, помогали им Лев, Змея, Верблюд и Бык. Но сила была на стороне зрелых воинов. Погибли друзья Бештау, и сойтись один на один отец с сыном. Поднял Бештау меч и разрубил Эльбрусу голову на две части. Но собрал все силы богатырь, сбил железный шлем с головы Бештау и рассек сына на пять частей. Упал замертво джигит, склонилась над ним плачущая Машука, выхватила из-за пояса любимого кинжал и вонзила себе в сердце, а потом отбросила его в сторону.
Дрогнула земля от такого чудовищного поединка, окаменели от ужаса старые нарты, превратились в снежные горы Кавказа во главе с двухвершинным Эльбрусом. А здесь, на севере, появились горы-вулканы, где еще продолжает биться молодая, горячая кровь юных джигитов. Вокруг Бештау находятся его верные спутники Лев, Верблюд, Бык, Змеевая, особняком стоит гора Кинжал, по дороге к горам высится гора Кольцо. Припала к ногам любимого Машука, темнеет провалом смертельная рана в ее груди, откуда выбивается целебными ключами ее кровь.
Действительно, издавна поражал путешественников вид Кавказских Минеральных Вод. Как будто по мановению волшебной палочки среди предгорной равнины на сравнительно небольшой площади вдруг возникали высокие горы с лохматыми шапками леса. А основные ледовые вершины Кавказа белыми облаками виднелись в туманной мгле далеко на юге.
Гостю Кавказских Минеральных Вод, подъезжающему со стороны Ростова к станции Минеральные Воды, открывается чудесная панорама Среди равнины с левой стороны виднеются остатки срытой человеком горы Кинжал, поднимающейся когда-то до высоты 507 м. Рядом виднеется небольшая вулканическая возвышенность Кокуртлы -406 м Справа первой показывается любопытному взору гора Верблюд - 885 м, затем Бык - 817 м, Бештау - 1400 м, с сопровождающими его 7 небольшими вершинами: Медовая - 721 м, Острая - 88i м, Тупая -772 м, Шелудивая - 874 м выделяются своими мохнатыми лесными шапками гора Железная - 851 м и Развалка - 926 м. Прямо над городом Минеральные Воды высится громада горы Змеевой - 994 м А потом уже при подъезде на электропоезде наш гость видит остальные вулканы Пятигорья: Лысую гору - 739 м, Машук - 993 м, Золотой Курган - 884 м, Юцу - 973 м, Джуцу - 1190 м.

Современный Кавказ начал образовываться в альпийский цикл горообразования. Уже 140 - 150 миллионов лет тому назад появляется цепочка островов будущего Главного хребта. Остальное пространство занимало море. И только 30 - 40 миллионов лет тому назад образуется крупный невысокий массив суши. Наиболее быстро Кавказ начинает подниматься вверх ю - 15 миллионов лет тому назад, когда и образовались те гигантские горы, которыми мы сейчас любуемся. Но Кавказ продолжает подниматься и в настоящее время со скоростью 15 - зо мм в год. И на протяжении всей истории Земли бушуют вулканы, вытекает из земных недр магма и застывает в виде потоков, покровов и отдельных массивов. Так, вулканы Кавказских Минеральных Вод начали образовываться где-то ю миллионов лет назад, а закончили свою деятельность 3 - 4 миллиона лет тому назад. Образовался «архипелаг скалистых островов» из гор-лакколитов в центральной части особо охраняемого эколого-курортного региона Российской Федерации - Кавказских Минеральных Вод. Последней вспышкой вулканической деятельности на Северном Кавказе считаются области Эльбруса и Казбека. По данным абсолютного возраста начало их вулканической деятельности относится к з,2 - 3,8 миллиона лет тому назад, а закончились излияния лав Эльбруса 2500 лет тому назад, хотя географы даже XVI века рисовали его на картах как действующий вулкан. В настоящее время Эльбрус считается затухающим вулканом.
Практически все горы Пятигорья называли «лакколитами» или неудавшимися вулканами. Считалось, что очень вязкая магма только приподняла осадочные породы, но на поверхность земли не вышла. Последующие исследования показали, что на некоторых из них, таких как Бештау, Бык, Развалка, Железная, магма выходила в виде густой, сразу застывающей лавы и закупоривала жерло. Скопившиеся газы с гулом прорывали породы, все вокруг содрогалось от взрывов. При этом в течение довольно длительного времени внедрение магмы было неоднократным, при этом образовывался как бы слоеный пирог из осадочных и вулканических пород. Затем в свои права вступали процессы размыва и выветривания, горы разрушались и даже скрытые магматические ядра вулканов вышли на поверхность земли. Многочисленные землетрясения довершали разрушения. Появлялись каменные осыпи, многочисленные «зеркала» скольжения по тектоническим сбросам.
http://www.kmvline.ru/lib/l_3.php

И кто вам виноват, что вы свои вулканы проебали!

Отредактировано Эрик (2016-02-20 05:33:15)

0

24

0

25

я не видел интересно

0

26

англичане мозги кирпичом не чистят…

+1

27

конечно они чистят кирпичом ружья, на мозги уже не хватает, напиши инвестиционный проект по открытию кирпичного завода в Соединенном Королевстве, пойдет на ура!

0

28

Капо Светлана
Обрящется 23.04.2008 18:13

Взгляд на светило. И цветок,
Расцветший под закрытым веком.
Спуск в реку, маленькую Мекку
И лёд, как нежный холодок.

Из зазеркалья тени лип.
Обрящется тебе, обрящет…
Душа пунцова и паряща.
Ни боль, ни крик, а только всхлип.

Бесслезный и немой напев.
В финале крошечная повесть.
Скукожена, иззябла совесть.
Себя на крест за что надев?

И стайка редких пузырьков,
Летящих вверх из униженья.
Незавершенное творенье
Рождённых и угасших слов.

0

29

БАТРАХОМИОМАХИЯ (ВОЙНА МЫШЕЙ И ЛЯГУШЕК)*

1 К вам, Пиерийские Музы, живущим в горах Геликона,
2 Ныне с мольбой обращаюсь, слагая новую песнь!
3 Вот уж лежит на коленях, на воском покрытых дощечках,
4 Песнь об ужаснейшей битве, неистовом деле Ареса.
5

*

Смертному роду людскому я в ней обещаю поведать,
6 Как воевали с лягушками мыши, как в подвигах бранных
7 Равными стали гигантам, Землею рожденным (об этом
8 Люди твердят повсеместно). Начало же было такое.
9 Некий мышонок, от ласки сбежав, замученный жаждой,
10 Остреньким рыльцем припал к воде в близлежащем болоте,
11 Радуясь влаге медвяной. Заметил его тут болтливый
12 Луж обитатель, со словом крылатым к нему обратился:
13 «Кто ты, чужак? От кого происходишь? Из стран ли далеких
14 Прибыл сюда? Расскажи мне всю истину, все без утайки!
15 Если в тебе отыщу я достойного друга, то в дом свой
16 Тотчас тебя поведу — и с дарами богатыми будешь.
17 Я же зовусь Щекодувом, великим царем нарекаюсь:
18 Чтят лягушата всей лужи во мне скиптроносного мужа.
19 Сам Грязевик мне родитель, который с царицею Водной
20 В пылкой любви сочетался на топких брегах Эридана.
21 Видно, и ты не простой, а прекрасной и знатной породы:
22 Не от царей разве ты скиптроносных и в подвигах славных
23 Род свой ведешь? Так скорей расскажи нам и точно поведай!».
24 Так, отвечая, сказал Крохобор ему, глядя надменно:
25 «Разве мой род неизвестен тебе? Ведь он славен меж всеми!

с. 155

26 Знают его олимпийцы и люди, и птиц поднебесье,
27 Кличут меня Крохобором, и род свой высокий веду я
28 От Хлебогрыза отца, душою отважного. Мать же —
29 Дщерь Мясоеда Великого, имя ей — Ситолизунья.
30 Ею в норе порожден, был я вкусными крохами вскормлен,
31 Смоквою, сладким орехом не раз меня мать услаждала…
32 Как же ты другом мне станешь? Со мною ты вовсе не сходен!
33 Жизнь твоя — в водной стихии, мое же свойство иное:
34 Все потихоньку грызу, что в домах человеческих скрыто —
35 Хлеб из тончайшей муки, из прекрасноокруглой корзины,
36 Сыр из сезама, завернутый в пеплос широкий и гладкий,
37 Окорок жирный и печень, покрытую белою пленкой,
38 Свежий творог, молоко для которого лучшее взято,
39 Сладкую ем я лепешку, которой отведать и боги
40 Не отказались бы — все, словом, что ни сделает повар,
41 Людям готовящий пир, над горшками колдующий хитро.
42 [Также в бою я бранного поля из трусости подлой
43 Не покидал, но бесстрашно средь витязей первых сражался.
44 Мощь человека огромна — но я и его не боялся:
45 Смело поднявшись на ложе, отважно лизал ему пятку,
46 Или за палец хватал (просыпаться же тот и не думал,
47 Сон ему веки глубокий смежил, он укусов не слышал).
48 Только двоих опасаюсь существ я, на свете живущих:
49 Ласки и филина. Тягостный страх они мне внушают.
50 Также ловушки губительной я опасаюсь. Но пуще
51 Все ж опасаюсь я ласки, которая дерзко и ловко
52 Мышек хватает, и даже в норе отыскать нас грозится.]
53 Редьки зато не грызу я, капусты и тыквы округлой,
54 Также не ем я зеленого лука, пахучей петрушки —
55 Пища ведь эта для вас, живущих по влажным болотам…»
56 Тут усмехнувшись, такое сказал Щекодув Крохобору:
57 «Слишком, чужак, расхвалился ты брюхом… И мы что-то значим:
58 Разные чудные вещи в земле и в болотах творятся.
59 Жизнь двойную назначил лягушкам Кронид Олимпиец,
60 В водной стихии, а также на суше мы все обитаем,
61 Прыгаем резво по брегу, глубоко ныряем в пучине.
62 Хочешь ее испытать ты? Легко помогу тебе в этом!
63 На спину можешь взобраться ко мне и, крепко схватившись,

с. 156

64 Быстро и весело в дом мой прибудешь ты гостем желанным».
65 Так он сказал и спину подставил. Мышонок проворно
66 Сел на нее и лапками крепко обнял лягушонка.
67 Весело плыть показалось мышонку вначале. Лягушка
68 Быстро неслася, вод встречных потоки легко рассекая.
69 Только тогда, как порфирной волною его окатило,
70 Лапки под брюхо поджал он, и полон смятенья и страха
71 Клочьями шерсть на себе выдирать стал в отчаяньи диком.
72 Сердцем он всем пожелал в этот миг на земле очутиться,
73 Громко стеная, от страха кровавого весь побледнел он,
74 Хвост как весло по воде опустил; и слабо вильнув им,
75 С жаркой молитвою о возвращеньи к богам обратился.
76 Волны меж тем его вновь окатили чредою холодной.
77 Дико тут взвизгнул мышонок и речью такой разразился:
78 «Верно, не так груз любовный Зевес, в быка обратившись,
79 Вез на широкой спине, когда к Криту умчал он Европу,
80 Как меня тащит лягушка на скользкой спине своей, в дальний
81 Дом направляясь, холодной водою меня обдавая!»
82 Зрелище тут вдруг ужасное взгляду обоих явилось:
83 Змей из воды показался. И шея, как палка, торчала
84 Ввысь из воды, изгибаясь. В испуге нырнул лягушонок,
85 И не подумав, что друга такого в беде оставляет.
86 Быстро на дно он спустился, от смерти спасаяся верной.
87 Друг же покинутый, царь Крохобор, забарахтался жалко,
88 Лапки вздымая, всем телом в испуге смертельном затрясся:
89 Вынырнул раз, и другой, но тут же опять опустился
90 Вниз на глубокое дно. Нельзя было смерти избегнуть:
91 Влажная шерсть его тяжестью страшной в пучину тянула.
92 Дух испуская, он речи такие вещал напоследок:
93 «Нет, не пройдет это даром тебе, Щекодув! Вероломно
94 Ты поступил! Как отважный моряк, гибну, сброшенный с судна!
95 Ты, негодяй, на земле не посмел бы со мной состязаться
96 В беге, кулачном бою и борьбе. Только в водной стихии
97 Смог ты меня победить. Но глаза олимпийцев не дремлют:
98 Дорого гибель мою оплатите вы, лягушата!»
99 Так он сказал, и душа его в хладный Аид отлетела…
100 Гибель его царь узрел Блюдолиз, стоявший на бреге.

с. 157

101 Громко тут он завопил и мышам о несчастьи поведал.
102 Те же, о смерти собрата узнав, гневом вспыхнули жарким,
103 Вестникам сразу приказ передали — звать всех на собранье.
104 Местом собранья был избран дворец царя Хлебогрыза:
105 Сыном ему Крохобор приходился, которого тело
106 Хладное стыло в далеком от верного берега море —
107 В луже на самой средине. Когда ж розоперстая Эос
108 Встала из мрака, собралися мыши. И с речью такою
109 Царь Хлебогрыз, полон скорби о сыне, ко всем обратился:
110 «Други! Хотя и один от лягушек столь тяжкое горе
111 Я претерпел — испытание всем нам они учинили.
112 О, сколь я жалок, отец, сыновей трех цветущих лишившись!
113 Первого ласка сожрала, схвативши его прямо с поля,
114 Миг улучив, как из норки он дерзостно высунул рыльце.
115 Злобные люди сгубили второго, его умертвивши
116 С помощью хитрой машины из дерева. Люди ей дали
117 Имя ловушки — но лучше погибелью ей называться!
118 Третий всех более дорог был мне и матери милой,
119 Но и его погубил Щекодув, опрокинув в пучину.
120 Так поскорее же, мыши, на подлых лягушек походом
121 Двинемся, тело украсив оружием острым и грозным!».
122 Так убедил Хлебогрыз всех мышей изготовиться к бою.
123 В битву мышей сам Арес снарядил, зажигатель сражений.
124 В поножи мощные ноги одели, стручки разделивши
125 Ровно на две половины. Златой желтизною сияли
126 Эти стручки, что в течение ночи они понагрызли.
127 Панцири сделали мыши, искусно тростник изгибая,
128 Шкурою ласки покрыли затем, от болезни издохшей.
129 Крышки светильника щит заменили, а копьями стали
130 Длинные иглы — из меди тяжелой Ареса изделье.
131 Шлемом блестящим покрылись — стручком полевого гороха.
132 Так приготовились мыши к войне. Лягушки, об этом
133 Сведав, дружно на сушу попрыгали, воды покинув.
134 Долго они совещалися тут, быть войне или миру.
135 Только они рассмотрели причины вражды, вдруг возникшей —
136 Вестник тут прибыл, торжественно жезл пред собою несущий.
137 Звали его Горшколазом; великого Творогоеда

с. 158

138 Сыном он был. Суровую весть возвестил он лягушкам:
139 «Ныне внимайте, лягушки, угрозе, которую шлет вам
140 Племя мое. Надлежит вам готовиться к бранному делу.
141 Тело царя Крохобора в пучине недавно открыли
142 Мыши, его ж погубил Щекодув. Теперь собирайтесь,
143 Ежели есть среди вас, кто витязем хочет назваться».
144 Так он сказал. Безупречная речь его в сердце запала,
145 Дух возмутила лягушек, воителей племя надменных,
146 Грозно они зашумели. Но встав, Щекодув провещал им:
147 «Други! Отнюдь не губил я мышонка, и даже не видел,
148 Как он погиб. Утонул же он сам, резвясь на болоте,
149 Плавать как мы вознамерившись. Ныне же подлые мыши
150 Смеют шуметь и меня обвинять. Так давайте же сами
151 Крепко помыслим, как подлое племя мышей уничтожить!
152 Вот что скажу вам, и мысль эта кажется мне наилучшей:
153 Тело оружием грозным украсив, давайте восстанем
154 На супостата в том месте, где кручею горы нисходят.
155 Войско мышей мы здесь подождем, как на нас устремится.
156 Тут похватаем за шлемы, кто ближе из них подвернется,
157 И покидаем в пучину тела их вместе с доспехом.
158 Плавать они не умеют и живо в воде захлебнутся,
159 Мы ж без труда водрузим над мышами трофей наш победный».
160 Так убедил Щекодув приготовиться к бою лягушек.
161 Листьями мальвы лягушки колени себе обернули,
162 Панцири сшили из листьев свеклы желтовато-зеленой,
163 Листья капусты огромной щиты заменили прекрасно,
164 Острый и длинный тростник им на копья пошел. Из ракушек
165 Шлемов себе понаделали прочных, покрыв ими главы.
166 Тело свое защитивши, по брегу крутому лягушки
167 Встали, копьем потрясая, Аресова духа наполнясь.
168 Зевс между тем олимпийцев созвал на звездное небо.
169 Ярость войны предвещая и силу мужей-ратоборцев
170 Им показав, копья мощные грозно вперед устремивших,
171 Войску кентавров под стать иль гигантов чудовищных сонму,
172 Так, усмехаясь, спросил: «Кто же выступит в помощь лягушкам
173 Или мышам?» А к Афине со словом таким обратился:
174 «Дочь моя! Верно, мышам помогать всею силой ты станешь.

с. 159

175 Ведь обитают они у тебе посвященного храма,
176 Туком сладчайшим и жертвенным мясом себя услаждая».
177 Так Кронид провещал, и ему отвечала Афина:
178 «Нет, мой отец, я мышей не спасу, пусть плохо им будет.
179 Многих и тяжких несчастий они мне причиною стали.
180 Съели венок из оливы, а также светильник, чтоб масло
181 Выпить оттуда, изгрызли. Все это мне в душу запало.
182 Пеплос погрызли затем, над которым я долго трудилась,
183 Мягкую ткань создавая, на тонкой я ткала основе.
184 Весь в решето превратили! Починщик, на грех, тут явился,
185 Просит проценты с меня, что бессмертных всегда удручает
186 (Шерсть-то я в долг набрала и, отдать чем не зная, страшуся).
187 Но и за племя лягушек в поход выступать я не стану:
188 Кваканье их мне постыло. Недавно, вернувшися с битвы,
189 В сече изрядно устав, отдохнуть всей душой пожелала —
190 Нет же, не дали уснуть мне, проклятое племя! От шума
191 Веки сомкнуть не смогла и без сна так всю ночь пролежала
192 С тяжкою болью, главу до самих петухов не склонила!
193 Боги! Не будем мешаться в их сечу! Пусть сами дерутся,
194 Чтоб ни один не был ранен из нас стрелой изощренной.
195 Дерзостна сила их, даже с бессмертными может поспорить.
196 Так насладимся же зрелищем, сверху взирая на битву!»
197 Так провещала Афина, Олимп ей ответил согласьем.
198 Купно собралися все в одно место, богини и боги,
199 В трубы меж тем комары стали дуть, побуждая к сраженью;
200 Страшно потряс все воинственный гул. Сам Зевс Громовержец
201 Молнию с неба метнул. Началася великая сеча.
202 Первым Квакун Лизуна поразил, стоявшего насмерть
203 Всех впереди. Пронзило копье ему печень навылет,
204 Грянулся в прах он и мягкая шерстка покрылася пылью.
205 Бросил в Грязнулю свой дрот Норолаз. Глубоко вонзившись
206 В грудь, закачалось тяжелое древко, и навзничь упал он,
207 Смерть ему очи затмила, душа отлетела к Аиду.
208 В самое сердце попав, поразил Свекловик Горшколаза,
209 А Хлебоед Громоквака убил, распоров ему брюхо —
210 Навзничь упал он, душа его прочь отлетела к Аиду.

с. 160

211 Царь Блаторад, как увидел погибшего так Громоквака,
212 В шею метнул Норолазу копье… . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
213 Тут Траволюб, полон скорби, тростник изощренный приподнял,
214 Сильно метнул — и не смог уже вновь его вытащить боле.
215 Дерзкий Лизун, в Траволюба копье изощренное бросив,
216 Не промахнулся. Пробило копье тому печень навылет.
217 Но увидав Корнееда бегущего, в заводь свалился:
218 Неукротимый, и тут устремился он на супостата,
219 Вынырнуть все же не смог. Пурпурною кровью окрасив
220 Лужу, простерся у брега, в глубинах заводи черной,
221 В пах и жирный животик смертельно ужаленный витязь.
222 Творогоед в этом месте великий доспехов лишился
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
224 Царь Мятлевик, Салогрыза узнав, устрашен его видом,
225 Бросил свой щит и в испуге к родному болоту помчался.
226 Листообъеда в бою проколол Горшколаз2 безупречный,
227 А Салогрыза убил, метнув в него камнем тяжелым,
228 Царь Водорад. Не выдержал череп, и мозг тут же вытек
229 Из носу. Брызнувшей кровью трава широко обагрилась.
230 Царь Смрадолюб, близ болота живущий, попал в Блюдолиза
231 Длинным копьем, и смерть тому ясные очи затмила.
232 Мертвого за ноги взявши, связав ему сухожилья,
233 К луже повлек его прочь Луковик и в пучину низвергнул.
234 Но Крохобор отомстил за друзей, погибших в сраженьи:
235 В луже погиб Луковик, пораженный стрелой Крохобора,
236 Навзничь упал он, душа его прочь отлетела к Аиду.
237 Это увидев, Капустник метнул в Крохобора могучей
238 Лапою пригоршню грязи, едва не лишив его зренья.
239 Тот осерчал чрезвычайно, и так же лапкой схвативши
240 Камень огромный, что высился бременем тяжким на пашне,
241 Сильно метнул и рассек сухожилье Капустнику правой
242 Голени. Пал он на землю и смерть ему очи затмила.
243 Местью пылая, Хрипун устремился вперед. Крохобора
244 Сильно ударив, пробил ему брюхо, туда погрузивши
245 Древко копья целиком, и кишки из распоротой раны
246 Вытащил, мощно схватившись за древко могучею лапой.

с. 161

247 Видом сего потрясен, Норолаз, стоявший на бреге,
248 Быстро умчался, хромая, из мужеубийственной битвы:
249 В яме запрятался витязь, от смерти спасаяся верной.
250 Царь Хлебогрыз поразил Щекодува в бедро, и последний
251 Тяжко от боли стеная, умчался к окраине лужи…
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
252 Царь Луковик, как увидел упавшего, полуживого,
253 Вырвался быстро вперед, тростником изощренным ударил
254 В щит, но не смог проломить его, лишь острие там оставил.
255 В шлем безупречный ему (в нем четыре горшка умещалось)
256 Травник свой дротик метнул, одному лишь Аресу подобный
257 (В подвигах бранных он доблестью более всех отличался),
258 И сокрушил супостата: не выдержав гнева героя,
259 Прочь побежал он, в пучину глубоко на дно погрузился.
260 Витязь один средь мышей был — воинственный сын Круподува:
261 Звали его Кускохватом, и был он воитель могучий.
262 Отчий наказ выполняя, вмешался он в грозную сечу:
263 Встав подле лужи и силою громко своей похваляясь,
264 Стал угрожать он, что всех до одной уничтожит лягушек.
265 Тело ж свое Кускохват защитил, на две половинки
266 Крепкий орех расколов и покрыв скорлупой свои плечи.
267 Страхом объяты, помчались к родному болоту лягушки:
268 Всех мог сгубить Кускохват — была в нем великая сила,
269 Если б Кронид, породивший богов и людей, не вмешался.
270 Видя лягушек, во множестве гибнущих, их пожалел он,
271 И головой сокрушенно качая, такое промолвил:
272 «Боги! Великое чудо творится у нас пред глазами,
273 Ужас наводит на всех Кускохват, который у лужи
274 Племя лягушек терзает, совсем уничтожить грозится.
275 Быстро пусть двинется в помощь Афина им, славная в битвах,
276 Или Арес, чтоб его укротить — хоть и грозен воитель».
277 Так Кронид провещал, но услышал тут отповедь Геры:
278 «Нет, не достанет Афине Палладе, ни богу Аресу
279 Силы, чтоб черную смерть отвратить от жалких лягушек,
280 Ежели все мы на помощь не двинемся, или оружье
281 В ход ты не пустишь, которым чудовищных силой титанов

с. 162

282 Некогда ты сокрушил беспощадно, а также смирил им
283 Племя гигантов, богам ненавистное, и Энкелада
284 И Капанея, великого мужа… Им только возможно
285 Мощь сокрушить Кускохвата, внушившего ужас бессмертным».
286 Так провещала богиня, и с нею Кронид согласился.
287 Страшно вверху прогремев, потряс он высоты Олимпа,
288 Грозный перун приподнял, покружил высоко над главою,
289 Кинул его. Полетел далеко он из царственной длани,
290 Прямо в мышей угодил. Устрашилися мыши вначале,
291 Все ж не смирил их перун, и яростью пуще зажглися,
292 Веря, что род истребить копьеносных лягушек сумеют.
293 Глядя на это с Олимпа, в заботе о тех же лягушках,
294 Помощь им выслал Кронид, спасая от гибели верной.
295 Воинство вдруг появилось чудовищ панцирноспинных,
296 Задом идущих и ножниц две пары у пасти несущих,
297 Черных, костистых и широколапых, без признаков шеи,
298 Длинные руки, глядят исподлобья, а плечи лоснятся,
299 Ног целых восемь, и нравом упорны; зовут же их люди
300 Раками. Ринувшись в бой, за хвосты мышей похватали,
301 Стали откусывать их, заодно уж откусывать лапки…
302 Копья погнулись мышей. Испугались они чрезвычайно,
303 В бегство пустились позорное. Солнце меж тем опустилось,

304 И однодневной войне волей Зевса конец совершился.

0

30

Ног у совы две,
грудь у неё одна,
рук у совы нет,
а жопа почти не видна.

Есть у совы голова,
к ней прикреплен клюв,
ушей у совы два,
поэтому чуткий слух.

Сзади у сов хвост,
слева одно крыло,
справа ещё одно.
Ещё у сов маленький рост.

Есть у совы спина,
часто бывает живот,
есть у совы слюна
(если залезть в рот).

Перья у сов есть,
шерсти у них нет.
Сова - это просто жесть,
а я охрененный поэт.(с)

+1


Вы здесь » Амальгама » Лукошко » свои стихи